«Каспийский монстр»

50 лет назад, в 1964 году, американскими разведывательными спутниками в Каспийском море был сфотографирован огромных размеров объект непонятного предназначения, который развивал скорость в 400 км/ч. Судно (или самолет?) тут же получило на Западе устрашающее прозвище – «Каспийский монстр».

«Орленок» с двумя пулеметами
Изобретателю судна на подводных крыльях талантливому инженеру Ростиславу Алексееву давно не давала покоя идея использования так называемого экранного эффекта. Сам он, не только морской волк, но и прекрасный пилот, не раз замечал, что во время посадки самолета тому будто что-то мешает в самый последний момент коснуться колесами полосы. Оказалось, что в полутора-трех метрах над поверхностью крылья словно сжимают воздух, оказавшийся в этот момент между самолетом и землей. Получается пневматическая подушка, которая и удерживает летательный аппарат на лету до тех пор, пока скорость не упадет до критической. Именно этот эффект и решил использовать в своей новой разработке Ростислав Евгеньевич. Так в 1964 году началось строительство корабля-макета (КМ-1) — экраноплана.
Сразу же обнаружились преимущества этих «кораблей». Во-первых, их было трудно обнаружить радиолокационным оборудованием – это не позволяла минимальная высота полета. Во-вторых, они не могли наскочить на мину или быть сбитыми торпедой. В-третьих, могли лететь как над водной гладью, так и над землей, льдом и т.д. В-четвертых, обладали огромной скоростью по сравнению с кораблями – 400-500 км/ч. В-пятых, если у экраноплана заканчивалось топливо, он мог просто сесть на воду и ждать помощи.

                                                                                                                                                       

Первый экраноплан был выпущен со стапелей горьковского завода «Волга» и в самом деле напоминал монстра весом в 544 тонны, размахом крыла в 37 метров и длиной — в 92. К тому же, у него было десять реактивных авиационных двигателей. Летал КМ-1 до 1980 года, пока опытный, казалось бы, пилот по ошибке не потянул штурвал на себя (сработал условный рефлекс). Экраноплан задрал нос и рухнул на воду, потерпев аварию.
Однако, к тому моменту уже полным ходом строились серийные экранопланы проекта «Орленок». Они были полегче (140 тонн), поменьше (58 метров) и скорость у них была поскромней – всего 350 км/ч. Но они уже имели вооружение – турельно-башенную установку «УТЕС-М» с двумя крупнокалиберными пулеметами.
Ни рыба, ни птица
Планировали произвести на свет тридцать «Орлят», но на деле получилось всего пять. У Ростислава Алексеева уже в самом начале экраноплановой эпопеи возникали серьезные трудности со строительством машин. В «морских» министерствах, в том числе и военно-морском его детище считали самолетом и отфутболивали к «летунам». Авиаторы же с такой же уверенностью заявляли: какой же, дескать, это самолет – обыкновенный корабль. Плавает? Плавает! Да и сходит со стапелей судостроительной верфи. А когда на глазах у комиссии, в состав которой входили военные чины и министр судостроения, у экраноплана отвалилось хвостовое оперение с кормой (накануне он сел на мель и корпус дал трещину), ни о каком продолжении работ речи уже идти не могло. Более того, Алексеева тут же уволили с должности руководителя конструкторского бюро. Через год, правда, восстановили. Но перенесенная нервотрепка и временное забвение не прошли даром, и в 1980 году Ростислава Евгеньевича не стало. А дело было продолжено новым главным конструктором Соколовым.

                                                                                                                                                                         
Вскоре полку экранопланов прибыло – в серийное производство пошли тяжелые боевые корабли проекта «Лунь», почти совпадающие по весу, длине и остальным параметрам с КМ-1, но летавшие со скоростью уже в 500 км/ч. И даже шторм до пяти баллов не мог помешать им во взлете и посадке на воду. И снова, по разным причинам, вместо десяти запланированных построили всего лишь два «Луня». А вскоре перестройка, а вместе с ней и бардак в армии и во флоте, усилились, что привело к полному закрытию экранопланной программы.
Конец был закономерен и печален. В 1992 году очередной «Орленок» потерпел аварию. Экипаж подобрали спасатели, а про экраноплан… забыли, оставив погибать в море. Потом, решив, видимо, что он представляет интерес для иностранных разведок, его просто затопили.

Источник: Свободная пресса


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *