Александр Салмин. Африканские рассказы. Остров людоедов. Часть II

  Проклятый остров

Ощущение запустения и тревоги, сопоставимое разве, что с той частью детективной истории, когда главные герои оказывались одни на месте нераскрытого преступления, не покидало Андрея Ивановича с первых минут пребывания на Носи Лява. Какие-то люди, которых они заметили с лодки и бесцельно бродившие вдоль береговой черты, куда-то сразу исчезли, удивляло отсутствие птиц и даже легкий бриз, обычный для этих широт, уступил место штилю. В отличие от Мудрова, его попутчики вели себя раскованно, не проявляя ни малейшего беспокойства и готовые без промедления отправиться исследовать побережье.

Еще на пироге, Андрей Иванович начал мысленно составлять план видимой части острова и теперь имел возможность привязать свои знания топографии к рельефу местности. К крепости, несущей на себе отпечаток мрачной действительности XVIII века, вела извилистая тропинка.

Только по ней можно было взобраться на вершину склона, откуда открывался отличный  обзор. Туда он сразу и отправился, чтобы засвидетельствовать свое почтение и договориться о ночлеге. Издалека, на башне крепости, можно было различить французский флаг, значит, остров находился под юрисдикцией пятой республики. Это вполне устраивало Андрея Ивановича, не раз бывавшего во Франции и питавшего к ней дружественные чувства. Преодолев крутой подъем и восстановив дыхание, он принялся за осмотр фортификационного сооружения. Старые крепостные стены, словно вросли в каменистую твердыню. В некоторых местах изъеденный морской солью и штормовыми ветрами камень, из которого они были сложены, развалился и обсыпался. Вместо ворот, привычных для сооружений подобного рода, внутрь вела калитка, обитая красным деревом. Самым удивительным был электрический звонок, нажав на который Андрей Иванович услышал мелодичный перезвон, будто вызывал он московского соседа по лестничной площадке, а не представителя другого государства на почти необитаемом острове. Нажимать пришлось несколько раз, пока дверь с тяжелым, металлическим скрипом не отворилась. Вытаращивший на него глаза служака, был типичным переселенцем, каких обычно набирают из бывших колоний для службы поддержки или еще хуже, не свойственных армии функций. Француза в нем выдавал нос и особый тип лица, схожие черты которого нетрудно угадать в Жан Поле Бельмондо. В  одной руке он держал хорошо знакомую Мудрову по Алжиру штурмовую винтовку FAMAS, а другой придерживал дверь, словно намереваясь в любую секунду ее захлопнуть.

-Месье иностранец? Как Вы оказались здесь?

Объяснив, что он российский дипломат и вместе с ним прибыли два бизнесмена, которые рассчитывают приобрести в будущем остров, Андрей Иванович попросил доложить о нем коменданту крепости.

Солдат не спешил выполнить просьбу и почему — то нетерпеливо заглядывал за спину Мудрова.

— Месье действительно один и он больше никого не видел на острове?

-Я не один, со мной еще два гражданина России, они остались на берегу и сейчас занимаются дайвингом. Кроме того, два местных рыбака, которые привезли нас на лодке, ожидают нашего возвращения.

Озадаченный настойчивостью солдата Андрей Иванович постарался припомнить, не показалось ли ему что-нибудь странным во время короткого восхождения по склону. Ничего необычного он не заметил, может быть за исключением неприятного ощущения, что кто-то смотрит ему в спину, но чувство это быстро прошло.

Дожидаться коменданта пришлось недолго.  Появление гостя, тем более иностранного, на острове, оказалось для него неожиданным. Это чувствовалось по тому, как он старался держаться при разговоре. Чтобы придать внешности молодцеватый вид, комендант сдвинул зеленый берет набекрень и затянул потуже ремень, подчеркивая тем самым безупречную армейскую выправку.

-Капитан Огюст Делон, — с чувством достоинства представился он. Извините, что не могу пригласить внутрь форта. Вас должны были предупредить об особом статусе острова. Находиться здесь посторонним запрещено.

— Мудров, российский дипломат, прибыл на остров без тайных намерений, — демонстрируя знание старого французского устава, Андрей Иванович первым протянул руку.

-Готов придерживаться любых, предложенных Вами  условий. Нам необходимо всего лишь полдня, чтобы внимательно исследовать остров. Надеюсь это не вызовет осложнений. Насколько мне известно, Носи — Лява принадлежит республике Мадагаскар и в юрисдикции государства определять статус той или иной территории.

-Вы ошибаетесь,- француз усмехнулся. Это особая зона. Чем быстрее Вы покинете остров, тем будет лучше для Вас.

Андрей Иванович считал себя неплохим переговорщиком и уж тем более в разговоре на исторические темы, касающиеся интересов России, мог полемизировать сколько угодно. Сейчас ему важно было выиграть время и постараться убедить коменданта в искренности своих намерений.

— Не удивляйтесь, но Россия заявила о своих претензиях на Мадагаскар задолго до Франции. Если бы удалась «секретная экспедиция» к мадагаскарским пиратам, организованная по указанию Петра Великого, с целью оказать им протекцию, то сегодня, не исключаю такой возможности, на флагштоке форта развивался бы российский флаг. К сожалению, отряженные на остров фрегаты «Амстердам — Галей» и «Декронделивде» после выхода из Рогервика попали у Дагерорта в сильный шторм, получили серьезные повреждения и повернули в Ревель. Андрей Иванович увлекся и решил еще напомнить о длительной стоянке эскадры адмирала Рожественского, спешившей через пролив к театру военных действий русско-японской войны.

-Excuse-moi de vous couper la parole (извините, что вас перебиваю),- вежливо напомнил о себе комендант, — но все, о чем Вы сейчас рассказали, не имеет ни малейшего отношения к той сугубо конфиденциальной информации, которую я должен довести до Вашего сведения. Это не просто форт, это тюрьма, в которой содержатся опасные, психически больные преступники. Они не поддаются перевоспитанию и лечить их бесполезно, тем более, когда они совершили тяжкие убийства. Наверное, было правильнее поступить с ними так же, как они поступили со своими жертвами. У нас возобладали принципы гуманизма. Правительство Франции, несколько лет назад  приняло специальную программу изоляции опасных для общества людей. Они находятся  здесь под присмотром нашего караула. Поверьте, на земле немало мест, где содержание подобного типа преступников еще хуже.

Андрей Иванович почувствовали себя неуютно, представив, что в двух шагах от него заключены маньяки и серийные убийцы, лишенные рассудка и из-за этого еще больше опасные. А если бы они вырвались на свободу?

-Надеюсь, они находятся под надежной охраной?

Комендант выжидательно посмотрел на Андрея Ивановича.  — Я с самого начала Вас предупреждал об опасности. Немедленно забирайте друзей и уезжайте с острова.

-О чем Вы? — удивленно спросил Мудров.

-Эти люди действительно находятся под присмотром нашего караула, но вне крепости.

-То есть они свободно перемещаются по острову? — воскликнул Мудров.

-Да. В последнее время участились случаи перебоев с продуктами и чтобы заключенные не умерли от голода, мы вынуждены отпускать их на поиски пищи. Когда прибывает очередная партия груза, они снова заключаются под стражу.

-Чем же они питаются?

-Когда, чем.  В основном рыбой, иногда птицей, если поймают. Бывает и…, комендант запнулся. Черт возьми, мне неудобно Вам говорить, но в последний раз нами зафиксирован случай людоедства.

Представить, что где-то рядом, прячутся в зарослях или подкарауливают  кого-нибудь из его спутников убийцы и каннибалы, от голода пожирающие себе подобных, он не мог. — Какой же это гуманизм, их всех к стенке надо, мать твою, — грубо выругавшись и не попрощавшись, Мудров  ринулся вниз по склону.

 

                              В шаге от смерти

 

Наконец-то мечта Мих Миха сбылась. Он отрешенно смотрел вокруг, вдыхая солоноватый океанический воздух и испытывая чувства, которые присущи человеку, вскарабкавшемуся на вершину блаженства. Вот он пик коммунизма, та самая страна утопия, где не нужны деньги, власть, достаточно иметь такой маленький островок в океане и чтобы рядом больше никого.  Нет, пожалуй, без денег  получить кусочек рая не удастся и Михась ему тоже не помеха. Он посмотрел в сторону друга, который тащил акваланг и цеплял кончиками пальцев влажный песок. Набегающая волна пенилась и игриво плескалась у его ног. В эту секунду он подумал еще и о том, что совсем нелишним было выпить  бокал шампанского, тогда получился бы кайф по полной.

                                                                         

Друзья быстро экипировались и не дожидаясь Мудрова погрузились в прозрачные воды Мадагаскарского пролива.  Вот чего не ожидал Мих Мих, так это очутиться в аквариуме. Он едва успевал следить за мелькавшими перед глазами рыбами, разнообразных форм, расцветок и окрасов, как будто его с головой окунули в точно такой же, но больших размеров, домашний аквариум. Видимо те же чувства испытал Михась, беззвучно шевеливший губами и сделавший от восторга кульбит. Указав направление, в котором необходимо дальше плыть, Мих Мих первым ушел на глубину. Подводный мир, в котором они оказались, выглядел куда более привлекательным, чем тот, в котором они жили последние годы, по крайней мере, здесь царила гармония и иллюзия спокойствия. Присутствие двух  незнакомых существ, по внешним признакам напоминающих членистоногих, ничуть не обескуражило коренных обитателей океана. Рыбы проявляли любопытство и главное миролюбие. Правда, среди них пока не попадались самые любознательные, интересующиеся, прежде всего органолептическими данными незваных гостей. Но думать об опасности, когда вокруг так красиво и интригующе загадочно, не хотелось.  Тем более, их отделяло от находки, как очень надеялся Мих Мих, всего лишь пару десятков метров глубины.  Несколько раз ему казалось, что вот сейчас, за очередным рифом и  нагромождением из странных, замысловатых форм,  в виде гротов и пещер, которые водная стихия слепила по своему причудливому вкусу, они увидят заросшую водорослями, и ракушками матчу или скелет пиратского фрегата, но подплывая поближе натыкались на скалистый выступ. В какой – то момент Мих Мих понял — пора заканчивать, иначе командир, как они между собой называли Мудрова, отдаст их на растерзание местным амазонкам, а это чревато гормональным расстройством. Растрачивать силы, почем зря, не хотелось. Изящно развернувшись, чего не позволяла его крупногабаритная комплекция в другой среде, он приблизился к скользящему навстречу Михасю и жестами, показав сначала на шею, а затем на  висок, дал знать, следовать за ним. Первое, что увидел Мих Мих, едва вынырнув из воды, был Мудров. Судя по всему, ему кто-то испортил настроение и сейчас уже он искал повод отвести душу. Но вместо гнева и мозгодробительной проповеди, Андрей Иванович радостно воскликнул: «Слава богу, живы!» Не дожидаясь, пока друзья выйдут на берег, он вошел в воду и  взяв за руку одного и другого, почему-то стал внимательно их осматривать.

-Да целы мы, целы, — обрадовавшись, что разгона не будет, Мих Мих фыркнул от удовольствия. Решили вот, командир, пока Вас не было, самостоятельно отправится на поиски погибших кораблей. Но безрезультатно.

-И правильно сделали, что ушли под воду.

-В смысле, переспросил Михась.

-В том смысле, ребята, что  уцелели Вы, почти случайно.  Иначе, сейчас крутились бы на верителе и шкварчали, как молочные поросята. Если скажу, в какой ситуации мы оказались, не поверите. Только не паниковать. На этом острове французы содержат опасных преступников, человек двадцать пять, среди которых есть людоеды и сейчас они на свободе, прячутся где-то в зарослях или залегли в укромном уголке. Места здесь не так уж и много, чтобы маневрировать. Мудров посмотрел на друзей, застывших с изумлением на лице, которое в данный момент ничем не отличалось от маски каменных сфинксов.

-Ну чего замерли. Говорю же Вам, повезло. Кстати, а где наши рыбаки? Дружно, словно, кто-то повернул ключиком у них за спиной и завел механизм, они завертели головами по сторонам. Длинный, песчаный берег, простиравшийся метров на двести до поворота, за которым никто из них не успел побывать, был пуст. Недалеко от того места, где они бросили свои вещи, дымился потухший костер, с опрокинутой емкостью, в которой отец и сын видимо собирались варить рыбную похлебку. Андрей Иванович достал, засунутый под ремень брюк  ПМ, подержал его так, чтобы друзья увидели никелированную табличку на рукоятке с надписью: «За выполнение специального задания», затем дослал патрон в патронник, и ничего не сказав, решительно направился в глубину острова. У него оставалась надежда, что рыбаки живы, просто они, как и обещали, решили посетить забытые могилы соплеменников и умилостивить тем самым всемогущего духа. Спохватившись, что остаются одни, следом за ним поспешили друзья.

                                                                                                                                                                    

            Кладбище находилось на другой стороне острова, в метрах пятистах от крепости. Но увидеть за «зеленкой» что-то, похожее на захоронения, оказалось невозможным. Требовалось подойти ближе и обогнуть кустарник, либо идти напрямую, продираясь  сквозь плотную стену зарослей, рискуя получить удар в затылок тупым предметом. Времени было в обрез, и Андрей Иванович принял решение двигаться вперед.  Взяв пистолет на изготовку, он раздвинул ветки и осторожно, по кошачьи, как это учат делать в спецназе, шагнул за зеленый частокол. Приходилось ступать по траве мягко, чтобы не привлечь внимание и лишь изредка вырывавшийся сап, у кого-то из Михаилов, шагавших сзади, заставлял Андрея Ивановича останавливаться и кидать в их сторону грозные взгляды. Неожиданно он споткнулся, ударившись ногой обо что-то твердое. Нагнувшись, Мудров увидел под ногами каменную плиту, чуть дальше, на открывшейся, пасторального вида лужайке, красоту которой придавали низкорослые пальмы с раскидистыми лапами, еще несколько таких же, потрескавшихся от времени глыб различной конфигурации. Андрей Иванович поднес палец к губам и тихо, толи в шутку, то ли всерьез  предупредил: «К могилам не прикасаться. Иначе, коварный вазимба навестит во время сна и унесет душу обидчика в царство тьмы». Приняв серьезное выражение лица, он осторожно переступил через надгробие и принялся изучать место захоронения. Обычные или все же необычные с виду, так и не решил Мудров, надгробные плиты производили удручающее впечатление. В своей жизни он не знал людей, у которых вид культовых атрибутов вызывал бы оптимизм, но здесь, в уединенном месте, когда над ними нависла опасность, все выглядело значительно безрадостней. Судя по тому, как потрескались края надгробий, которые были высечены из камня разной формы и высоты, усыпальницу предков племени, живущего на материке, давно никто не посещал. Единственными, кто решился это сделать и то с помощью белых «вазахов», были их проводники. Но теперь они сами могли стать частью фетиша, оставив потомкам лишь добрые воспоминания о себе. Возле крошечного идола, или это время и ветер постарались сотворить маленькое чудо из камня, он нашел амулет, принадлежащий старому Уллу. Рядом валялся кусок вывороченного свежего дерна. Видимо кто-то пытался разгребать землю руками.

— Значит, церемония перезахоронения не удалась, — произнес вслух Мудров. И чтобы у попутчиков не возникало лишних вопросов, отвечать на которые ему сейчас не хотелось, коротко пояснил.

— Племя поручило рыбакам выполнить «фамадихану» — обряд,  по которому кости усопших сначала  извлекают из могилы, затем их обмывают. Перед тем, как уложить останки обратно, их обносят вокруг гробницы. В этом случае  наступает прощение и вазимба оставит в покое жителей рыбацкого поселка.

-Командир, Вы то, откуда все знаете,- нарушил режим молчания Михась.

-Профессиональная привычка, она мне очень пригодилась в Африке. Прежде, чем идти на задание, изучи обычаи союзников, и возьми на вооружение приемы своих противников.

 

                             Страшнее вазимбу

 

 

Решив, что и так задержались, Мудров решил не мешкать, и быстро зашагал в направлении другой оконечности острова. Но едва он сделал пару десятков шагов, как услышал в стороне истошный визг. Так может вопить человек и животному присуще издавать подобные звуки, когда оно испытывает смертельный ужас. Тут было уже не до маскировки и с криком «ну, гады, держись», он рванул туда, где звали на помощь. Дальнейшие действия Мудрова просчитывались со скоростью компьютера, который со свойственной только ему быстротой обрабатывает информацию, реагирует на ситуацию и подсказывает нужный алгоритм. Но в отличие от  человека у него нет сердца и отсутствует душа. Поэтому, когда Андрей Иванович увидел толпу одичавших  и лишенных рассудка преступников, окруживших Уллу и его сына, он не раздумывая вломился в нее и слета нанес ручкой пистолета несколько ударов по головам. Справа и слева от него хуком с обеих рук косили противника русские парни, прошедшие на Родине свою, далекую от идеала школу жизни, но никогда не допустившие, такой жестокой расправы над людьми. Старик и сын были живы. Они сидели на корточках и затекшими от кровоподтеков глазами, жалобно следили за происходящим. Налет Мудрова сотоварищи оказался стремительным и напористым. Не ожидая получить жесткий отпор, зэки разбежались  в разные стороны.

-Уходим,- процедил сквозь зубы Мудров. Он понимал, что остановить обезумевших людей может  только страх смерти, но вкусившие крови будут жаждать попробовать ее вновь, даже если кто-то из них погибнет. Превратившись в недочеловеков, они уже давно руководствовались инстинктом, причем звериным, неосознанным и потому опасным. Оглядевшись, он пропустил вперед Мих Миха и Михася, тащивших под руки обессилевшего старика, следом за ними заковылял сын. За тем местом, где находилось кладбище, снова начинался заросший кустарник и Андрей Иванович решил первым проверить нет ли там обитателей острова. Перегнувшись, благодаря своему росту, через куст, он натолкнулся взглядом на обезображенное, все в язвенных шрамах лицо одного из нападавших, который увидев, что его заметили, оскалился беззубым ртом и двинулся навстречу Мудрову.  Не раздумывая, Андрей Иванович навел на него пистолет и зычно прикрикнул: «Назад, иначе пристрелю на месте». Услышав незнакомую речь, «квазимодо» остановился, но тут же, уловив какое-то движение в стороне от себя, снова сделал угрожающее движение туловищем. Краем глаза Андрей Иванович заметил, как из соседних кустов стали выползать оборванные и заросшие узники французской колонии. Оставались доли мгновенья, перед тем, как очухавшаяся толпа снова набросится на них и тогда уже в завязавшейся мясорубке победит тот, у кого больше сил. Не желая испытывать судьбу, Андрей Иванович сделал предупредительный выстрел вверх. Почти одновременно, раздалась короткая автоматная очередь. Появление капитана Делона оказалось кстати. Он держал на мушке старого, облезлого вида мулата, встретив которого на улице, можно смело приглашать в какой-нибудь пиратский триллер. По тому, как тот нагло себя вел, угадывался свирепый нрав и повадки рецидивиста. Нетрудно было догадаться, кто верховодил толпой.

-Спокойно, капитан. Мы только хотели узнать, с чем пожаловали к нам гости. Вы же лишили нас вкуса к жизни, а так хочется чего-нибудь свеженького,  безвозвратно утерянного. Возможно, эти господа смогут  помочь нам освежить память, а заодно и разъяснить, почему мы торчим здесь. — Замолчав,  он попытался изобразить нечто подобие улыбки,  в действительности давно забыв, что это такое. Вместо нее появилась гримаса, вызвавшая оживление  среди заключенных.

-Ну вот, ты даже умудрился развеселить этих ублюдков. Хочу напомнить, нет желания называть тебя по имени, что прежде чем попасть сюда, ты вырезал целую семью. И кое-что еще, за что тебя следовало бы пристрелить. Но притворился психом, а теперь хочешь справедливости.

Делон кивнул сопровождавшим его солдатам и те решительно направили автоматы в сторону преступников, моментально сгрудившихся вокруг своего главаря.

-Всех в  крепость. Экскурсия закончена. — И не обращая больше внимание на то, как те вытянувшись в колонну, поплелись в форт, обратился к Мудрову.

-Месье русский хотел приключений, надеюсь, он их получил. Ваши друзья должны быть тоже довольны. В хорошем расположении духа и я, что смог уберечь вас от неприятностей, если так можно назвать то, что могло произойти. Если цель путешествия достигнута, предлагаю покинуть остров.

В дружелюбном тоне француза не чувствовалось подвоха, но Андрей Иванович и так был уверен в необходимости скорейшего завершения миссии. На редкость остросюжетной и непредсказуемой получилось эта прогулка. Даже после Томбукту, его не одолевали такие эмоции, хотя и там рисков хватало.

-Рад, что не разочаровался в Вас капитан, что не говори, а француз везде остается французом.

-Откровенно говоря, Вы мне тоже понравились, месье дипломат. Я всегда знал, что русские не ищут легких путей.  И готов помочь вам в следующий раз, когда вы решитесь покупать остров.

Прислушивающийся к разговору Мих Мих, пытался уловить смысл того, о чем шла речь и не выдержав, вмещался в беседу.

-Командир, спросите, когда они освободят территорию. Нам потребуется  еще столько времени, чтобы навести здесь порядок.

Извинившись за невоспитанность спутника, Мудров попрощался с комендантом и не глядя на Мих Миха, зашагавшего рядом, произнес все, что у него накопилось в душе за последние сутки. Монолог оказался на редкость короткий, но обилие сочных, емких по смыслу фраз, отбили у того всякое желание продолжать разговор на эту тему.

Потребовалось еще немного времени, чтобы рыбаки пришли в себя. От полученного шока они никак не могли настроить парус, путаясь, зачем — то смещали в сторону балансир и толкали друг друга, хватаясь за весло, пока Михась не заехал младшему из них подзатыльник.  Психотерапия подействовала, и постепенно придя в чувства, они стали осмысленно управляться с нехитрым лодочным снаряжением. Желание любоваться пейзажем на закате солнца, почему-то не возникало, тем более погода начинала портиться.  Хотелось быстрее добраться до какого-нибудь отеля и если повезет, забыть о том, что с ними произошло на острове.  На берегу их никто не встречал. Сельчане были заняты своими повседневными заботами, ожидая возвращения соплеменников значительно позже. Поэтому поблагодарив старика и расплатившись с ним, Андрей Иванович  решил не мешать ему собраться с мыслями  и объяснить племени, что может быть страшнее мстительного вазимбу.

 

                          ЧП похожее на сон

 

Как он и предполагал, проехав по улицам Ананалаву, они ничего приличного для ночлега не нашли. Городишко оказался самый, что ни на есть захудалый. Налицо все пережитки старой Франции.  Машины, в основном  «Ситроен» и «Пежо» шестидесятых годов, здания, архитектурный стиль которых совмещал в себе разные эпохи, требовали ремонта и снующие повсюду пус-пусы. Удивительно, что рикши оказались  популярны не только в странах Юго-Восточной Азии, но и здесь в мадагаскарской глубинке. Впрягаясь в далеко выпирающие оглобли, мужчины разного возраста предлагали прокатиться из одного конца города в другой. Но Андрею Ивановичу было уже не до экзотики. Учитывая, что его подопечные удивительным образом притягивают неприятности, он решил больше не испытывать судьбу и спросив у первого встречного, где здесь отель поприличней, без раздумий направился по указанному адресу. Ехать пришлось недолго. Рядом с тем местом, где они оставили машину, прежде чем направиться в рыбацкий поселок,  находилась та самая, если переводить на русский, «шикарная вилла». Внешне она напоминала большой сарай, окруженный покосившимся забором, но даже если бы внутри находился сеновал, лучшего уголка для отдыха, они не могли придумать. Хозяин «виллы», вылинявший на солнце малаец или индус, возраст для него уже не имел значения, принялся приглашать нежданных путников в самые престижные, по его словам, апартаменты на всем побережье Индийского океана. Удобства, представленные в виде двух туалетов, сооруженных на скорую руку из камыша и бочонка с зацветшей уже водой, были вынесены за пределы «гостиничного комплекса» видимо в целях гигиены. Нисколько не смущаясь скромным набором услуг, местный пройдоха сразу определил кто здесь старший и отозвав Андрея Ивановича в сторону, заговорщически предложил договориться о цене.

-Месье по достоинству оценит сервис, в который все включено. А разве можно сравнить наши цены с другими отелями, но сами понимаете, меньше чем за один доллар, — при этом хозяин «виллы» судорожно сглотнул слюну, я не могу Вам сдать номер. Сумма для него казалась приличной и он, уже был согласен, если не выгорит торг, сбросить ее, ровно наполовину. На удивление хозяина гость не стал торговаться, а лишь изобразил изумление и согласился поддержать местную туристическую инфраструктуру.

-Надеюсь, нам предложат хорошую постель, — так обычно во Франции, хотят завлечь туристов,  в очередной раз продемонстрировал свою осведомленность Андрей Иванович. Но ожидания оказались напрасными.

Внутри отель представлял еще более убогое зрелище, чем снаружи.  Три комнаты, предназначавшиеся для  постояльцев, поражали своими громадными размерами. Бывший скотный двор,- догадался Андрей Иванович, разглядев сооруженный прямо на полу своей комнаты очаг. Вдобавок, вместо накрахмаленных простыней им предложили какие-то обрывки тканей, сшитых вручную грубыми нитками. Не обращая внимания на такие мелочи быта, Андрей Иванович посоветовал Михаилам отвлечься и хорошо отдохнуть. Слово отвлечься они восприняли по — своему. Он прикрыл глаза и проспал, наверное, час или два, когда в комнату постучал Мих Мих.

-Командир, у нас ЧП.

-Меня уже ничем не  удивишь, — буркнул сквозь сон Мудров. Но все же поднялся и вышел во двор гостиницы. Сначала он не понял, что произошло, а потом расхохотался, узнав в облепленном мушками и разными летающими тварями Михася. Оказывается, друзья решили смыть вместе с отрицательными эмоциями, всю накопившуюся за день грязь. Объехав полгорода и обыскавшись простой питьевой воды,  купили взамен ящик пива местного производства. Попробовав на вкус, вынесли вердикт: дрянь несусветная. И то ли оттого, что голова уже порядком  опухла, а может от чрезмерной доли алкоголя, пригубленной к этому моменту, у Михася созрела мысль ополоснуться пивом. Не пропадать же добру. Дальше произошло невероятное. За несколько минут к нему приклеились сотни насекомых.

Огромный, обладающий недюжей силой Михась, беспомощно топтался на месте и пытался стряхнуть, покрывшую  его с ног до головы, легкокрылую живность. К этому времени он уже успел порядком накуролесить, повалив полстены у «виллы» и снеся напрочь забор. Попавшийся под руку хозяин гостиницы, в отместку за обман, был посажен на крышу туалета и оттуда слетел вниз, чудом не попав в выкопанную им же накануне яму. Оценив ситуацию, Андрей Иванович принялся выбивать клин клином и откупорив несколько бутылок виски, одну, как соску всунул в рот Михасю, а из других, стал щедро поливать его крепким напитком. И действительно помогло. Через минуту, порядком набравшиеся мошки куда-то исчезли.

Пошли похмеляться,- сострил Мих Мих, отряхивая товарища.

Андрею Ивановичу было не до смеха. Утром предстояло объясняться, а он совсем не хотел быть втянутым в какой-нибудь скандал. Поэтому, когда рассвело, они забрав вещи направились на берег океана. Им действительно следовало освежиться, перед тем как возвращаться в столицу Мадагаскара. Но как только они сделали несколько шагов, за спиной послышался невыносимо пронзительный и оттого еще более противный голос. Его обладателем была старуха,  непрерывно что-то тараторившая, шагавшему рядом блюстителю порядка. Подойдя  ближе, она жалобно сморщилась  и заглядывая в глаза полисмену указала рукой на россиян. Немолодой уже служитель закона был явно смущен ситуацией, в которую попал. Вступать в конфликт с иностранцами ему не следовало, но пострадавшая настойчиво взывала к состраданию, доказывая, что нанесенный ущерб лишил ее с мужем, средств к существованию. Размышляя как поступить, полицейский вежливо попросил документы. Дипломатический паспорт Андрея Ивановича окончательно развеял его сомнения и строго взглянув на старуху,  он молча пошел в  обратную сторону. О чем могла думать в эту минуту жена хозяина «шикарной виллы» догадаться было не трудно.  От гримасничанья, на ее морщинистом, обезьяньего вида лице, не осталось и следа. Растерянно озираясь, она прикидывала, как  дать деру на своих коротких, кривых ногах.

-Казнить или помиловать?- в шутливом тоне спросил Андрей Иванович.

Старуха уловила надежду и еще более жалобно, чем прежде взирала на полицейского, уставилась на Мудрова.

-Помиловать,- снисходительно согласился Михась.

Тогда дай ей пятьдесят долларов за моральный ущерб и пусть проваливает.

С какой стати,- теперь уже возмутился Мих Мих. Они нас в хлеву расселили, а мы должны за постой платить.

-За науку. Если уж ввязались в аферу, оставьте себе на непредвиденные расходы. И мне следовало свою долю внести, но я, связавшись с Вами, выступаю как пострадавшая сторона.

Увидев деньги, старуха молниеносно выхватила их из рук и с прытью, никак не вязавшейся с ее возрастом, бросилась наутек.

Провожая ее взглядом, Андрей Иванович облегченно вздохнул. Кажется, их приключениям подошел конец.

 

*****

До утреннего рейса в Париж оставалось время и друзья, чтобы не травить душу бортовым пайком, решили позавтракать в гостиничном ресторане, тем более, здесь, уж точно было все включено. Сначала они отпробовали колбасных изделий, затем подошли к другому подносу с нарезкой ветчины. После чего, официант ресторана стал проявлять беспокойство, наблюдая за отменным аппетитом россиян. Вся, приготовленная для проживающих в отеле закуска, была съедена. Узнав Андрея Ивановича, заглянувшего в ресторан, чтобы забрать россиян, он поинтересовался, надолго ли остановились друзья и с облегчением вздохнул, когда услышал, что они уже улетают.

Мудров провожал Мих Мих и Михася с легким сердцем. Да, что там провожал, он был готов их поскорее выпроводить, чтобы избавиться от неприятностей, недоразумений и случайностей, преследующих  его с момента встречи с российскими бизнесменами. И лишь, когда самолет с россиянами стал набирать высоту, его овеяла легкая грусть, которая обычно появляется после расставания с близкими тебе людьми. Никакого острова они не купили, да и не купят, скорее всего. Ну и пусть, зато получили отменный букет впечатлений. Не каждому дано попасть в плен к амазонкам, поохотиться за сокровищами пиратов и остаться в живых, побывав на острове людоедов.  Вот этого самого, ощущения приключений, ему самому, будет явно  не хватать.

(При использовании материалов или цитировании обязательно указывать ссылку на автора и сайт «Ахтубинский пилот»)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *