Гуляя с Чеховым по Ялте

Чеховские места входят в обязательную программу,  рекомендуемую распространителями экскурсионных туров по Ялте, но и без этого, когда ты просто идешь по городу, прогуливаешься по набережной, той самой, которая собирала толпы поклонниц писателя, называвшихся антоновками, возникает желание отождествить себя с той эпохой, в которой он жил и творил.

Историографы по-разному оценивают отношение писателя к  Ялте. Ясно, что сюда он приехал больной и, несмотря на значительную часть своего литературного наследия созданного здесь, эта зависимость от места своего пребывания, так или иначе, накладывала отпечаток на его настроение.

Что касается людей, которые сегодня приходят на экскурсии, то для них это имеет значение лишь как факт его биографии. Обычно, экскурсионные маршруты формируются по предварительной записи, но у меня такого желания не возникло, и даже не спросив название улиц, где находилась Белая дача и дом, который снимал Чехов, я отправился гулять по городу. Я шел вверх по одной из них (Кирова), понимая, что рано или поздно она либо свернет к морю, либо заведет в какой-нибудь интересный район. Так оно и получилось. На другой стороне улицы стояло старое здание, фасад которого украшали башенки, а стены были сложены из серого камня.    Любопытство заставило меня перейти дорогу и увидеть то, что показалось мне невероятным. На стене висела мемориальная табличка: «В этом доме в 1898-99гг. жил А.П.Чехов. Здесь бывали Л.Н.Толстой и А.М.Горький». Вот ведь как бывает.  Едва ориентируясь в незнакомом городе, ты интуитивно, каким-то невероятным образом находишь предмет твоего интереса. Это оказался бывший дом Иловайской Капитолины Михайловны.  Скромно представившись работникам музея, которые с радостью встретили неожиданного посетителя (скорее всего у отдыхающих популярностью пользуется  Белая Дача), получаю полную информацию и приглашение посетить экспозицию. Здесь Чехов пишет «Случай из практики», «Новая дача», «По делам службы», «Душечка», перерабатывает рассказы» «Муж» и «Жилец».

 

На прощание прижимаю ладони к холодным камням здания. Вам знакомо это чувство, когда прикосновение к предмету, хранящему отпечаток истории, вызывает трепет, желание закрыть глаза и дать волю своей фантазии, которая словно мостик устанавливает духовную связь между прошлым и настоящим.

Совсем по другому, выглядит дом — музей Антона Павловича. Сюда постоянно подъезжают автобусы с экскурсионными группами и подходят одинокие отдыхающие, такие же как я. Чтобы пройти к Даче, надо проследовать через сад, предварительно купив билет за 200 рублей. Билет за осмотр сада, удивился я и был не прав. Мне объяснили, что программа включает просмотр фильма посвященного Чехову в Доме музее, осмотр, здесь же, экспонатов и уже затем знакомство с садом и самой Дачей, где и жил писатель. Решив идти своим путем, экскурсии порой лишают самостоятельности, я тут же направился вниз по ступенькам, удивляясь насколько органичен ландшафт сада. «Наверное, это ваши садовники так хорошо ухаживают за деревьями», — обратился я к смотрительнице дома. Любезно согласившись провести меня по комнатам, она с некоторым укором посмотрела  на меня. «Этот сад посадил сам Антон Павлович и ухаживал за ним. Однажды он сказал: « Если бы я не был писателем, то стал бы садовником». У Антона Павловича была специальная тетрадь «Сад», куда он вносил записи. Сегодня на территории сада растут 60 чеховских деревьев: три кедра, пихта, кипарисы, магнолия, индийская сирень, пирамидальные акации и шелковицы, лавр благородный, фотиния, бамбуковая роща и другие. Сохраняется заданный Чеховым принцип круглогодичного цветения сада.

Запах старых вещей, он знаком каждому кто посещал музеи.  Даже спустя более чем сто лет, в каждой комнате витал этот слегка спертый, застоявшийся запах, хранящий память о своих владельцах. Шкаф, «многоуважаемый шкаф», как писал Антон Павлович, сегодня в нём хранится плащ, в котором писатель путешествовал  по Сахалину. Вся обстановка комнат полностью сохранена. Несмотря на разгул гражданской войны и оккупацию Ялты фашистами, в 1941-м в доме Чехова расположился фашистский штаб, музей не разграбили. Мария Павловна-сестра писателя сохранила все экспонаты. Секрет, как пояснила мне работница музея, заключался не в особой любви немцев к творчеству писателя.  Домик в Ялте хранила на расстоянии Olga Chekhoff – королева красоты Третьего рейха, любимая актриса Гитлера, а в прежней жизни – племянница Ольги Книппер и жена Михаила Чехова (племянника Антона Павловича). Считается, что являясь заметной фигурой в Германии, Ольга Чехова работала на советскую разведку.

Рабочий кабинет Антона Павловича. Его рабочий стол, оригинал находится в доме — музее под стеклом. Еще одна возможность проникнуться уважением к творчеству писателя. За этим массивным столом писатель создал, по мнению современников, свои лучшие произведения для МХТ. В их числе и пьеса «Вишневый сад». «Через 20 лет после смерти Чехова в 1924 году американцы, не зная русского языка, на 400-сотом спектакле, поставленного по пьесе «Вишневый сад»  в Нью-Йорке плакали. А тремя годами раньше в Берлине в период первой волны эмиграции, по воспоминаниям Аллы Константиновны Тарасовой, исполнявшей роль Ани, «Офицеры, прошедшие мировую и гражданскую войну, теряли сознание, людей выносили из зала». Узнаю, что Чехов до сих пор входит в тройку самых экранизированных авторов мира.

Рядом с дверью на балкон, где любили чаевничать гости, висят часы, которые показывают время смерти писателя. Все произошло около часа ночи 2 июля 1904 года в отеле немецкого курорта Баденвейлер. «Чехов проснулся от сильного удушья и впервые в жизни вызвал врача самому себе. Прибывший коллега осмотрел пациента и велел подать шампанского. Таков был профессиональный врачебный обычай, значение которого прекрасно понимали оба. И вся сцена идеально соответствовала той невозмутимости, с которой профессия и эпоха предписывали относиться к вопросам жизни и смерти. Чехов сел на постели, сказал коллеге по-немецки: “Я умираю”. Повторил то же по-русски для жены, улыбнулся бокалу: “Давно я не пил шампанского”. Через несколько минут он умер. На часах была половина второго.

После того, как известие пришло в Ялту, Мария Павловна Чехова повесила телефонную трубку, решительным шагом прошла в гостиную, подошла к часам на стене, перевела стрелки на половину второго и остановила. В этот момент дом Чеховых в Ялте стал домом-музеем Антона Павловича».

Когда я выходил из дома, подошла очередная группа экскурсантов. Люди внимательно слушали рассказ, видимо чувствуя то же, что и пережил я, несколько минутами раньше. Еще раз обойдя дачу, сделал несколько  снимков на память. Было жарко, но высокие, раскидистые деревья, надолго пережившие своего попечителя, надежно укрывали от зноя. Чехов писатель и Чехов садовник оказались одинаково важны для человека, если он ценит и любит творчество великого мастера, или просто созерцает прекрасный уголок природы, созданный его руками.

Ялтинский театр им. Чехова. Здесь в 1900 г. МХТ ставил пьесы А.П.Чехова «Чайка», «Дядя Ваня» с участием Станиславского и В.И. Немировича-Данченко, Книппер, В.Э.Мейерхольда, И.М.Москвина и др. В театре бывали: А.П.Чехов, С.В. Рахманинов, Ф.И.Шаляпин, А.М.Горький, И.А.Бунин, А.И.Куприн, В.М.Васнецов.

Александр Салмин. Фото автора

При использовании материалов или цитировании обязательно указывать ссылку на автора и сайт «Ахтубинский пилот»)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *