Очерк. Кораблю взять боевой курс

     Холодное Балтийское море. По — особенному угрюмое и капризное в осеннее межсе­зонье. Волны с неистовой яростью накатываются одна за другой на неприступный пирс. Зябко и промозгло. Здесь, в городе Балтийске, бывшем Пилау, расположена военно- морская база флота. Строго выровненные, словно под линейку бравого унтера,   доброт­ные двухэтажные особняки, построенныееще в годы войны для экипажей подводных лодок гитлеровской Германии. Отсюда многие из них ушли в свое последнее плавание на лайнере «Вильгельм Густлов», который через некоторое время был потоплен коман­диром подводной лодки С-13 Александром Ивановичем Маринеско. Это все, что выхватывает память. Беглый взгляд в прошлое позволяет лучше представить, что сохранилось здесь от техвремен. Но если история и присутствует, то незримо, уступаяместо современнымочертаниямбоевых кораблей и береговых сооружений.Сегодняшний день базы – это десятки военных судов, стоящих на рейде, многие из которых выведены сюда  из сопредельных государств после развала Союза. На протяжении 2-х лет здесь проходили  государственные испытания большого противолодочного корабля «Адмирал Чабаненко». И в течение этого времени группа военных специалистов Государственного летно-испытательного центра имени В.П.Чкалова участвовала в испытаниях авиационных систем БПК. Авиация и флот давно уже  стали побратимами. В этом нет ничего удивительного. Современному кораблю сложно решать  оперативно-тактические задачи без авиационной поддержки. А самолетам и вертолетам, оправ­дывающим свое летное предназначение, нужен свой, пусть даже ограниченный корабельной палубой, но отрезок суши. Корабельная ВПП — это мини-аэродром с аэронавигационным обору­дованием, светотехнической системой, ангарами, заправкой и складами вооружения. Проверить готовность всех систем жизнеобеспечения палубной авиации к эксплуатации в беспокойных водах морей и океанов должна была группа инженеров Центра в составе: п/п-ков Попова А.В., Колесникова А.В., Курмачева П.Ю., Чаусова А.В., ШвалеваА.М., Хомутова В.А., Васильева Н.Е. (Чкаловский гарнизон), Кляусова С.Т ; майоров: Чистякова А.Ю.(Чкаловский гарнизон), Простецова С.В. и Силаенкова Ю.А.     Летные испытания проводил экипаж вертолета КА-27 в составе командира п-ка Лебедева В.В. и штурмана п/п-ка Томилина В.В (Чкаловский гарнизон). В бригаду подбира­лись лучшие специалисты, знакомые с морской тематикой. Раньше этим занимались спецы из Феодосии, рядом море и широкие горизонты для реализации творческих планов. Но после раздела и передела флотской собственности на плечи наших инженеров, помимо земных и поднебесных, легли морские заботы. Многих можно назвать бывалыми, ведь в послужном списке у них значится поход в составе авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов». После мно­гомесячного, утомительного «круиза» на авианосце они хорошо усвоили морские законы, без знания которых, выражаясь флотским сленгом, вы останетесь обыкновен­ным салагой, не научившимся отличать камбуз от гальюна. Опыт пошел на пользу. И на «Адмирале Чабаненко» они уже чувствовали себя уверенней. Не нарушая офицер­ского обычая, прописались в каюте астраханской «алвизовкой». А на следующее утро сразу же разошлись по рабочим местам. Сверяли по перечню наличие и ком­плектность оборудования, надежность и безотказность основных и аварийных систем, рылись в технических схе­мах и инструкциях, и так — день за днем на протяжении всей командировки. Придерживаясь принципа «в тесноте, да не в обиде».  БПК обживали, помимо наших, заводские сдатчики и приемщики, штатный экипаж, так что корабль в это время напоминал бронированный муравейник, рас­тревоженный чьим – то нечаянным прикосновением. Снующие вверх-вниз матросы, копающиеся в БЧ у агрегатов офицеры, что-то обсуждающие в рубке гражданские приемщики и в до­вершение этого — шум, грохот судовых механизмов, пово­рачивающихся орудий, задраивающихся люков и лючков, вой сирены и простуженный свист штормового норд-оста. Экипаж устал ждать и рвался идти в море. А погода не позволяла посадить на корабль два вертолета КА-27М. Часть летных испытаний пришлось перенести на следую­щий год.

В конце 1998 года, не уповая больше на благосклон­ность балтийской погоды, экипаж летчика-испытателя вто­рого класса п-ка Лебедева В.В. и штурмана Томилина В.В. отрабатывал на берегу с пилотами противолодочной эскад­рильи все летные приемы морской авиации. Облетывали и проверяли на исправность корабельные авиационные системы, взаимодействие с пунктом управления и авиаци­онным постом. После тренировочных полетов и восста­новления летной формы посадили вертолет в самое «яблочко» очерченного круга корабля. Сказались опыт и класс. Моряки, высыпавшие на палубу, громкими и продол­жительными аплодисментами приветствовали появление экипажа. Несмотря на то, что они давно уже летали в небе столицы, оба считали себя морскими летчиками. В свое время Виталий Лебедев и Владислав Томилин служили в противолодочной авиации, неоднократно ходили в похо­ды. Если пилотов безошибочно можно отнести к элите, то моряки — это каста. Еще со времен Петра под Андреевским флагом служили дворяне. Дворян не стало, но по- прежнему живут традиции русского флота и верность клятве: «Погибаю, но не сдаюсь». Оттого и принято считать, что летчики флота — это морская в полоску душа и любовь к небу с примешанным вкусом соленой забортной воды.

Заключительный этап испытаний корабля состо­ялся в море, где проверялись его ходовые качества и огневые возможности. Снявшись с рейда, вышли из залива. Судно, слегка подрагивающее от возбужден­ного дыхания энергетических установок, упруго разре­зало вскипавшую под форштевнем волну. Привычной качки не ощущалось, на БПК были установлены спе­циальные гасители, балансирующие ход. По услови­ям программы приходилось даже специально созда­вать качку, чтобы проверить устойчивость вертолета, надежность крепления и удерживающих его сетей. Через 3 часа, уже в нейтральных водах, сразу же почувствовали присутствие соседей. Пара шведских истребителей «Викинг» непрестанно кружила над ко­раблем. Неожиданно подал голос ревун, а по внут­ренней громкоговорящей связи прошла команда «Боевая тревога». Сразу же на рангоуте взвилось условное обозначение из флажков. Экипаж занял свои места. Любое движение по кораблю строго запрещено. Грохот и подрагивание всего судна от залпа универсальной артустановки калибра 130 мм такие, что в каютах слетают картины и даже броники с иллюминаторов. Залп следует за зал­пом, сливаясь в протяжный стон. Вслед за орудиями сподвыванием заработал ударный ракетный комплекс морского боя «Москит» М. Шведские «Викинги», предусмот­рительно набрав высоту, ушли из района учебных стрельб. Гидроакустик обнаруживает на экране подводную лодку. По данным разведки где-то в этом районе затаилась «вражеская» субмарина. На ее поиск вылетает воздушный охотник КА-27. С вертолета сбрасываются радиоакустиче­ские буи, и через некоторое время бортовая гидроакусти- ческая станция АКАС запеленговала притаившегося противника.  Данные передаются на корабль, который шлет в адрес подводной лодки свой прощальный торпедный салют. Отбой тревоге. Корабль возвращается на базу. В хорошем настроении экипаж, члены приемной комиссии и наши инженеры-испытатели. Летчики сработали на «пять», зна­чит, можно ставить оценку «отлично» всему авиационному оборудованию корабля.

За ужином ахтубинцы собрались все вместе. От много­численной компании, коротавшей вечера в этой каюте 2 года назад, остались 5 человек: п/п-ки Курмачев П.Ю., Чаусов А.©., майоры Простецов С.В., Силаенков Ю.В., Чистя­ков А.Ю., остальные, выполнив положенный объем испыта­ний, переключились на другие темы. Как и принято в сугубо мужском коллективе, предчувствующем возвращение до­мой, вспоминали, делились впечатлениями от командиров­ки, строили планы на будущее и немного грустили. Ведь каждого из них связывало с кораблем какое-то особое тре­петное чувство, порой возникающее от давно забытых, но милых сердцу воспоминаний. В шутку предложили пере­оборудовать в своих частях один из кабинетов в кают — компанию, прорубить иллюминаторы и периодически отби­вать склянки, а по вечерам подавать особую морскую ко­манду «Пить чай». Вот только не решили, что делать с кры­сами. Какой же корабль без крыс? Не прижились они только на «Адмирале Кузнецове», предпочитая сырой трюмной жизни авианосца сухие палубы других кораблей. Сошлись на том, что подыскали на замену симпатичную морскую свинку. Где-то наверху глухо взревел маяк, за бортом что-то лязгнуло, заскрежетало, и сразу все стихло. Корабль, для которого все эти звуки были привычными, знакомыми с «детства», спал, готовясь к большой воде, дальним походам и суровым штормам. А наших ребят ждала дорога домой. Прощай, Балтика, здравствуй, Ахтубинск!

В январе 1999 года на большом противолодочном корабле «Адмирал Чабаненко» был поднят Андреев­ский флаг, а в марте он встал в строй кораблей Се­верного флота.

Александр Салмин

(При использовании материалов или цитировании обязательно указывать ссылку на автора и сайт)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *