Первый прыжок с парашютом красноармеец Эдельштейн совершил недалеко от Ахтубинска

В прошлом году, во время одной из многочисленных служебных поездок по ахтубинскому району, я побывал в селе Покровка.  Село находится рядом с Ахтубинском, так что в хорошую погоду оттуда отлично видны очертания городских строений.  Но для меня на тот момент был важным не анализ преимуществ урбанизации и  не то, какую пользу извлекает рачительный крестьянин из такой близости, а желание разобраться в одном историческом факте, малоизвестном, как не странно для местных жителей, но очень примечательном для жителей всего района. По приглашению директора школы Василия Ивановича Сыроватского вся группа районной администрации  заглянула в школьный краеведческий музей. Очень содержательные экспозиции, стенд, посвященный Великой Отечественной войне, и вот кажется то, что меня так интересовало. Краткое повествование о командарме Буденном и его отце, захороненном недалеко от села. Но ни слова, в этой связи, о знаменитом прыжке с парашютом Александра Эдельштейна, а ведь именно он совершил его в 1919 году где — то здесь, на берегу реки Ахтуба. В это трудно поверить, но всему есть свое объяснение. Реконструкцию тех далеких событий в свое время мне пришлось восстанавливать с А.В.Слабукой по рассказу знатока истории края Степана Константиновича Бабичева. Как следует из его воспоминаний в 1919 году командир кавалерийского корпуса, будущий командарм 1-ой конной Семен Михайлович Буденный воевал в составе Южного фронта, громя и наводя панику на банды атамана Краснова. Накануне 1 -ой годовщины Красной Армии выдались свободные дни. Спросив разрешения у командующего фронтом А.И.Егорова, он с небольшим отрядом отправился проведать своего отца, находившегося на тот момент в селе Покровка. Чтобы как-то порадовать и удивить местных жителей Буденный прихватил с собой диковинную по тем временам штуку — огромный надувной шар. Процесс запуска аэростата проходил при большом стечении народу, и даже крепкий мороз не смог перебороть огромное желание жителей увидеть чудо собственными глазами. Заполненный газом шар начал медленно  подниматься в небо, вызывая бурный восторг толпы. Вскоре с набравшего высоту аэростата посыпались листовки, а еще через некоторое время с высоты 850 метров Александр Эдельштейн совершил свой исторический прыжок парашютом.

Возможно, краевед ошибался в каких-то деталях, ведь свое повествование он вел на основе воспоминаний старожилов, которые сами-то не очень отчетливо представляли свидетелями какого исторического события они стали. Подтверждение невероятному прыжку с парашютом удалось найти в другом достоверном источнике. В своей книге бывший заместитель командующего Воздушно-десантными войсками генерал-лейтенант И. И. Лисов пишет: «24 октября был совершен второй прыжок красноармейцем-воздухоплавателем 18-го воздухоплавательного отряда 11-й армии. Отряд нес боевую службу на Царицынском фронте, недалеко от Ахтубы. Привязные аэростаты, в корзинах которых находились пилоты-наблюдатели, ежедневно поднимались в небо. Они следили за передвижением белогвардейских частей, вели фотосъемки, корректировали стрельбу артиллерии. Первым в отряде выполнить демонстрационный прыжок с парашютом вызвался красноармеец Александр Эдельштейн, воздушный фотограф отряда. В полдень аэростат вывели на стартовую площадку. Эдельштейн, надев парашют, занял место в корзине наблюдателя. Заработала лебедка, и аэростат начал медленно подниматься вверх. На высоте 850 метров он остановился. По команде воздушного наблюдателя Любченко смельчак вышел на порожек корзины, какое-то мгновение раскачивался на узеньких ступеньках трапа, затем решительно прыгнул вниз. Спуск под куполом парашюта продолжался около трех минут и закончился мягким приземлением отважного фотографа. Товарищи восторженно приветствовали первого парашютиста своего отряда, а его командир Петров и военком Громов издали специальный приказ: «24 октября 1919 года был произведен спуск на парашюте системы «жюкмес» с высоты 850 метров военнослужащим отряда Эдельштейном Александром. За означенный спуск А. В. Эдельштейну объявить благодарность и за проявленную самоотверженность А. В. Эдельштейну выдать денежную премию в размере 50 рублей».

 Как видно в рассказе краеведа, опиравшегося на дошедшие до наших дней воспоминания  очевидцев событий и автора книги, существуют определенные расхождения, но они, увы, неизбежны. Ведь времени прошло- то немало. Действительно в канве событий лежат разные даты и на происходившие много лет назад они смотрели по — разному, местный житель, как на предание старины далекой, военный исследователь, через призму исторической достоверности.  Кроме того, у Лисова есть серьезный аргумент – он  приводит выдержку из документа, что делает его версию событий более достоверной. Вполне возможно, в памяти сельчан остались пересказы о прыжке с парашютом, о котором они слышали, а уже все остальное связанное с именем Буденного обросло самыми невероятным подробностями и стало красивой легендой. Очевидным же остается сам факт, что историческое событие происходило ни где — нибудь, а рядом с малой родиной военной авиации страны, на берегу не менее знаменитой реки. 

Кстати, в  книги «История парашютного спорта» автор так же склоняется к  версии о первом прыжке с парашютом в СССР с аэростата 23 февраля 1919 года, пилотом А.В.Эдельштейном в местечке Ахтуба, бывшей Астраханской губернии. Так что, при всем разночтении тех событий, можно точно не сомневаться, что проходил он в Ахтубинском районе.

Никто из участников того эксперимента и представить себе не мог насколько важным в исследовательском и пропагандистском плане окажется показательный прыжок с парашютом. За ним последуют другие, более сложные и успешные. И уже не иностранный системы «жюкмес», а советский парашют Котельникова становится главным средством спасения авиаторов.

Произошло это не сразу.  После трагической гибели 2 августа 1921 года  воздухоплавателя Василия Молчанова Главное управление Воздушного флота Красной Армии запретило дальнейшее выполнение прыжков с парашютом. Если бы, не опять — таки роковая случайность, с которой блестяще справилсялетчик-испытатель Научно-исследовательского института ВВС РККА М. М. Громов (НИИ располагался в то время на Ходынском поле, а не в Ахтубинске, как иногда пишут не сведущие астраханские журналисты), то парашютизм еще долго бы оставался мечтой отечественных покорителей пятого океана.Вот что рассказывает сам испытатель:

«…Самолет (И-1) был готов. Я сел в него, пристегнулся ремнями и порулил на старт. Набрав 2200 метров, я перевел самолет в правый штопор. Через три витка, как было приказано, я дал левую ногу и, с небольшим опозданием, ручку до отказа на себя. К моему удивлению, самолет не только не прекращал вращения, но начал поднимать нос и стал штопорить совсем плоско. Ручка управления самолетом сильно давила на руку, желая прижаться к сиденью. Уже четыре витка, а самолет не прекращает вращение. Тогда, не убирая ноги, я попробовал ручку взять на себя: нос стал опускаться – штопор стал круче. Я резко дал ручку от себя и дал мотор, но последний заглох, а самолет снова перешел в плоский штопор. Уже сделано 16 витков, и никакой надежды на выход…

Трудно было заставить себя бросить управление самолетом первый раз в жизни в воздухе. Отстегнув ремень, я хотел подняться и сесть на борт. Не тут-то было: меня так прижало к сиденью, что казалось, на мне сидит человек. Я положил руки на борт кабины самолета, снял ноги с педалей и, подтянув их к сиденью, стал выползать, завоевывая каждый дюйм неимоверными усилиями воли. К счастью, я тогда был хорошо тренирован в поднимании тяжестей. Наконец мне удалось сесть на борт. Земля быстро приближалась. Я посмотрел внимательно на кольцо, взялся за него правой рукой и с силой оттолкнулся от самолета. Я ударился обо что-то коленкой. Раз-два-три – рывок за кольцо, и я начал ловить глазами самолет. Но не видел его. Мелькнула мысль: а раскрылся ли парашют?! В этот момент я ощутил толчок, взглянул вверх, и купол парашюта был надо мною. «Дон Педро был уже в пасти крокодила, как вдруг раздался выстрел». «Еще повоюем!» – сказал я себе. Борьба была закончена, прекратился свист и шум, наступила тишина. Я сидел в воздухе, как в кресле у себя дома! Однако я висел в воздухе очень недолго. Не умея управлять парашютом, я видел, как меня несет спиной на небольшой домик и рядом растущую березу, но ничего не мог предпринять. Мне казалось, что чем ближе к земле, тем быстрее я приближался к ней. Мой парашют оделся куполом на березу, а я упал на землю, не устояв на ногах, так как двигался по ветру спиной, да, кроме того, правая нога попала на кочку; и я повредил колено, получив растяжение. Я опустился в лагерь». Буквально через год из аварийной ситуации спассялетчик-испытатель Писаренко, а чуть позже его товарищ по работе летчик-испытатель Бухгольц. 

Получается, что благодаря летчикам НИИ парашют получил применение как средство спасения в военной авиации. Испытатели  института и в дальнейшем активно участвовали в совершенствовании различных систем парашютов и даже ставили мировые рекорды. 1 ноября 1962 были установлены два абсолютных рекорда при проведении испытаний нового высотного снаряжения в условиях стратосферы.  Испытателю-парашютисту ГК НИИ ВВС Герою Советского Союза полковнику  Е. Н. Андрееву принадлежит рекорд в длительности свободного падения 24500м (это около 5 минут), а старшему инструктору — испытателю парашютной техники Герою Советского Союза полковнику П.И.Долгову прыжок с 26000м. с немедленным раскрытием парашюта (время снижения — 38 минут). При установлении этого рекорда  Петр Иванович Долгов трагически погиб.

Вот так начавшись на берегу реки Ахтубы, история с показательным прыжком с парашютом Александром Эдельштейном получила свое продолжение в создании современных средств спасения летчиков и развитии в стране парашютного спорта.

Александр Салмин

(При использовании материалов или цитировании обязательно указывать ссылку на автора и сайт)

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *