Плох тот летчик, который не мечтает стать испытателем

На рубеже 70-х годов две страны, две супердержавы продолжали бороться за лидерство, отводя ведущее место в этом споре авиации. Из простого носителя средств поражения самолет постепенно превращался в совершеннейший авиационный комплекс. Повышенные требования предъявлялись не только к технике, но и к тем, кто садился в кабину ракетоносцев и истребителей. Поколение фронтовиков и молодых летчиков, поднимавшихся в небо на новой технике, испытывало неведомые ранее перегрузки как физического, так и морально-психологического свойства. Срочно требовалось изменить методологию обучения испытателей, строящуюся в основном на старом, хоть и оправдавшем в годы войны, принципе «Делай, как я». С.А.Микоян вспоминал о тех временах: « Когда мы обучались, то какая-либо стройная система отсутствовала. Летчики становились немножко инженерами, инженеры немного летчиками». Сейчас трудно сказать, кому именно первому пришла в голову мысль создать на базе института учебный центр по подготовке военных летчиков – испытателей, но идея пришлась кстати. Сама по себе она не нова. Сразу же после войны формируется школа испытателей министерства авиационной промышленности, в которую поступить считалось также престижно, как и трудно. Помимо экзаменационного бала требовались более веские аргументы-связи. Мечта многих училищных инструкторов и молодых комэсков обрывалась еще на дальних подступах к престижной школе МАП. Предпочтение отдавалось гражданским пилотам. Это продолжалось до тех пор, пока директива Генерального штаба, подписанная 29 октября 1971 года, не легла на стол начальника ГК НИИ ВВС генерал-лейтенанта Гайдаенко И.Д. Если мы еще можем сомневаться в авторстве подобного решения, относя его к плоду раздумий и общим усилиям многих людей, то вся практическая работа по идеологии создания Центра, его организационно-штатной и учебной структуре проходила под личным руководством Ивана Дмитриевича Гайдаенко.

К тому времени, помимо Центра ЛИИ в Раменском существовало еще шесть мировых школ подготовки летчиков – испытателей. К наиболее элитным относились Английская королевская школа ВВС, Военно-морская в США и французская. О них, конечно, знали, но делиться опытом тогда было не в моде. Приходилось рассчитывать только на собственные силы. Не имея изначальных документов, методик и многого другого, в Ахтубинске пошли своим путем, а когда впоследствии сравнили, оказалось, что схемы, общие принципы совпали. Осталось подыскать человека, способного практически воплотить замысел в жизнь. Выбор пал на опытного летчика-испытателя полковника Добровольского Владимира Валентиновича. Под стать ему подбирался командный, инструкторский, инженерно-технический состав. На должность заместителя по политической части был назначен штурман 2 класса п/п-к Пинаев В.П., начальником учебно-методического отдела –кандидат технических наук п/п-к Кондратюк В.К., впоследствии -руководитель авторского коллектива по написанию истории ГК НИИ ВВС, заместителем по ИАС стал майор Малик С.С. В конце 1972 г. в Центр прибыли радист к-н Киреев А.Н., методисты к-н Мунтянов Н.В., Подосенов К.А., Пруцаков В.Я.,м-р Матыцин И.В., ст. врач Прищенко В.И., инженеры по специальности м-р Чапкович А.В., к-н Деменев Б.П.,и Рыбаков И.Г.

Даже простой переезд вызывает уйму хлопот, а им предстояло заново создать учебную базу, отремонтировать здание, принять самолеты, отработать курсы теоретической и летной подготовки, учебные программы, типовые задания и главное провести отбор слушателей. У Добровольского существовала своя проверенная методика и он, взяв с собою врача, штурмана и особиста Васю Рыбкина, летал по округам, воздушным армиям, отдаленным гарнизонам. В первую очередь он беседовал с командиром, читал служебную характеристику, а затем интересовался мнением сослуживцев.

-Как Петро? — обычно начинал он разговор и, услышав в ответ: «Отличный парень, в гараже любит копаться», или «мировой мужик» удовлетворенно кивал головой. Его не смущали застенчивость кандидатов или сбивчивые объяснения, вызванные волнением. Он оценивал, прежде всего, человеческие качества, справедливо полагая, что летать они научат. Видимо поэтому, уже позже, когда Гайдаенко спрашивал: «Как дела, и почему ты никого не отчисляешь?», всегда уверенно отвечал: «Нормально. Людям надо доверять, тогда и отчислять никого не придется». Сам Владимир Валентинович любил рассказывать, как он в Белоруссии «доставал» командующего воздушной армии дважды Героя Советского Союза Беду Л.И. Уже немолодой, с хитрющими глазами генерал-лейтенант Беда Леонид Игнатьевич все время отворачивался от рапортов, подсовываемых Добровольским.

-Лучших ему подавай,- недовольно бурчал он.

Тогда Добровольский предложил позвонить Гайдаенко, чем окончательно расстроил «деда».

-Знаю я вас, Иван Дмитриевич позвонит Главкому, а тот меня точно прижмет. Давай уже твои списки».

Кому-то повезло, и он получал «добро» еще в части, а кто-то самостоятельно добирался до Владимировки от самых берегов Тихого океана.

Командир звена Су-17 на Дальнем Востоке Валерий Нестерович Музыка узнал об открытии Центра подготовки военных летчиков — испытателей случайно и сразу же решил поступать. Ему светила прекрасная карьера штабного офицера, но он отказался от академии, попросив врача поставить диагноз астигматизм. Он мог стать правой рукой Министра обороны Ирака, а впоследствии, может быть и другом Саддама Хусейна, тоже начинавшего тогда свою карьеру, но отклонил предложение уехать военным советником на Восток. С ГШ, ЗШ и неизменным другом — баяном, без предписания, за свой счет он отправился наудачу в Ахтубинск. Встретившись с ним, Добровольский спросил: «Откуда?», затем внимательно посмотрел в глаза и сказал: «Берем».

В ощущениях, свалившихся на всех забот, сомнений и важности предстоящего дела, пролетел год. 14 декабря 1972 года на стоянке Центра застыл первый учебный Як-28У №04, затем Ту-134 и другие типы авиационной техники. За это время удалось «утрясти» казалось бы простой, но очень болезненный вопрос: привлечь для инструкторской работы летный и штурманский  состав 1-го управления. Пилоты с неохотой отнеслись к предложению о переходе в ЦПЛИ, ведь тогда они лишались возможности принимать участие в испытаниях. После утверждения 21 март 1973 года Положения о Центре и придания ему статуса Центра испытаний авиационной техники и подготовки летчиков-испытателей, возникшую проблему удалось решить. На преподавательскую работу перешли: полковник-инженер Рябий В.К., полковник Маслов Ю.Н., полковник Капорцев В.В., капитан Савченко В.Ф., полковник Лысенко Л.А., майор Твердохлеб А.Ф. и майор Козлов В.Е.

Самым запоминающимся стал первый день занятий-23 сентября 1973 года. Из 360 кандидатов за учебные парты сели 22 лучших. Конкурс, как в ведущих ВУЗах страны — позавидовать можно. Шестнадцать человек на место. Они прошли его, войдя в историю института. Они не просто стали первыми, но и завоевали право называться золотым выпуском. 3 Героя, 14 Заслуженных летчиков — испытателей.  К сожалению, не обходилось без потерь. Но жизнь брала свое и каждый год ряды испытателей пополнялись новыми, отважными мечтателями и романтиками неба. Центр успешно выполнял свою задачу, готовя квалифицированные кадры для института и ВВС. Им во многом повезло, и сегодняшние слушатели могут только позавидовать поколению испытателей той поры. Ведь летали они без ограничений и поправок на дефицит топлива, кто сколько захочет. Наверное, в этом есть своя правда, как и в том, что именно они смогли в кратчайшие сроки оседлать новое поколение непокорных поначалу Су и МиГов, подготовив все условия для переоснащения авиации страны.

Даже в трудные девяностые Центр не растратил свой потенциал, сохранил базу, преподавательский состав и, что очень важно -традиции.

На торжественном собрании по поводу юбилея, состоявшемся в Доме офицеров, об этом говорили много и вдохновенно. Вспоминали и делились впечатлениями ветераны, затаив дыхание, слушали своих кумиров воспитанники спецшколы – интерната с первоначальной летной подготовкой, и все присутствующие, которых собралось немало. Дружно аплодировали занявшим свои места в президиуме Героям: легендарному Степану Анастасовичу Микояну и боевому летчик, начальнику ГЛИЦ Ю. Трегубенкову; В.Пугачеву, покорившему своей «коброй» Ле -Бурже и настоящему рыцарю авиации В.Чиркину; укротителю штопора С.Храпцову и первым среди военных летчиков, обжившим палубу авианосца Н.Диордице и А. Раевскому; И. Маликову, летающему на всем, что только может взлететь, в том числе на С-37 «Беркут» и « деду» русской авиации М. Позднякову; прекрасным летчикам В.Горбунову и В. Коганову.

Под звуки военно-духового оркестра я вспомнил строчку из сочинения слушателя прошлых лет: «Плох тот летчик, который не мечтает стать испытателем» и мысленно согласился с этим.

                                                                                       Александр Салмин

                                                                                       (Ноябрь 2001 года)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *