Ахтубинскому Дому офицеров-55. По волнам моей памяти

У гарнизонного Дома офицеров юбилей! Он почти ровесник моего поколения, и от этого становится ближе, разделяя воспоминания детства и куда более зрелой поры, когда бегал на танцы, любыми уловками пытаясь заполучить контрамарку.

 

Здесь, на аллее парка, под его строгим взглядом нас, учеников четвертого «б», принимали в пионеры. Тогда, затаив дыхание и пе­реживая торжество момента, мы с моим другом Виталькой Карповым думали о том, как, наверное, удобно скользить по гладким, лакиро­ванным перилам парадной лестницы. О вольнодумстве никто не догадался. И вскоре мы смогли дать волю своим фантазиям.

На смену им пришли другие ощущения, в полной мере отразив­шие время и характер той эпохи. Страна штурмовала космос. О геро­ях космонавтах слагали песни, им посвящали рекорды, называя ро­дившихся детей их именами. Встреча с Юрием Гагариным проходила в переполненном зале ГДО. В памяти сохранились лишь общие чер­ты, но атмосфера праздника, сопричастности к великому событию, остались со мной навсегда. За свою историю стены Дома офицеров видели многих необыкновенных людей, иногда чуточку стыдясь и краснея за мысли, высказанные ими вслух, но в большей степени испытывая законное чувство гордости и восхищения.

Подружились мы значительно позже, сначала на равных отстаивая верность идеологическим принципам. Он, весь увешанный портретами членов Политбюро, я чуть скромнее, цитируя их публично. Несмотря

на годы тотального обструкционизма, ревизии и мучительного поиска новой идеологии, смело могу заявить: должности, сначала начальника универси­тета марксизма-ленинизма, а затем Дома офицеров позволили мне пройти хорошую школу руководителя и проявить себя в методической и препо­давательской работе. Каждый раз, когда я входил под его величествен­ные своды, приходилось испытывать трепет, переживая смешанные чувства торжественности и безропотного подчинения. Монументальный стиль удачно демонстрирует разные архитектурные языки, позволяя любоваться его статью и сравнивать с культурой античности.

                                                                                                               

Немного найдется в России военных гарнизонов, которые могут похвастаться таким солидным Домом офицеров. Его украшают монументальные колонны, словно исполины, демонстрирующие свою несо­крушимую мощь. С противоположной стороны, обращенной к парку, живописный ансамбль дополняет полуротонда; если не скупиться на фантазию, подобные сооружения в Древнем Риме были очень почи­таемы знатью.

Ахтубинцы тоже любят проводить здесь время, лаская взгляд удивитель­ной гармонией и красотой внешнего облика. Когда проходишь мимо, не­вольно поворачиваешь голову в его сторону, привычно демонстрирующего свою величавость, чувство собственно­го достоинства, и, чего таить, легкого превосходства, позволяющего домини­ровать в настроении и не вполне осоз­нанных иллюзиях. Со временем я нау­чился понимать его, надеюсь, он отве­чал такой же взаимностью.

Сегодня вспоминаются самые луч­шие фрагменты из биографии юбиляра, в которой главную роль сыграли, конеч­но, люди. У моего прежнего начальника Леонида СергеевичаДолжникова, прибывшего в Ахтубинск из Германии, был свой взгляд на то, каким должен выглядеть храм культуры. Служба в Группе советских войск, с вольготным материально- техническим обеспечением и европей­ским лоском приучила к порядку, забыв отлучить от заблуждений, поэтому со­ветская действительность оказалась контрастнее. Следуя культурным тра­дициям, посетителей, пытавшихся пройти на второй этаж ГДО в верхней одежде, стали вежливо возвращать, указывая на работающий гардероб. Но все оказалось напрасным. Леонид Сер­геевич, привитый хорошим вкусом, ста­рался «заразить» им всех других. В До­ме офицеров появились открытые зоны отдыха, с диванами и телевизорами. Позже мне удалось развить творческую идею. Она воплотилась в уютной гости­ной, зеркальном зале, где проводила свои музыкальные салоны хозяйка ве­черов Людмила Афанасьевна Нау­менко,зале офицерского собрания. Чтобы оформить его, приходилось дос­тавать со склада старые, забытые кар­тины и реставрировать их. Замеча­тельные мастера своего дела, художни­ки Василий Аркадьевич Кашура и Юрий Владимирович Маргашев не просто вернули полотнам жизнь, но и нарисовали целую портретную галерею великих отечественных полководцев.

Безусловно, свою лепту в интерес­ную, наполненную яркими, запоминаю­щимися событиями жизнь Дома офице­ров, внесли его бывшие руководители: Савватеев В.А. и Дегтярев В.А., судь­ба которого вскоре совершила крутой вираж. Будучи не бесталанным человеком, Дегтярев пе­ревелся служить в ГДР, да так и остал­ся там не ведомыми никому путями, после вывода наших войск. Совсем не­давно Виталий Александрович, привле­ченный публикациями в «Испытателе», нашел меня по Интернету, сообщив о своем благополучном житье-бытье. Владелец солидной студии звукозаписи, он по-прежнему пишет песни, многие из которых о рус­ской Родине, маленьком городе на Волге.

Мнеповезло. Рядом сомной ра­ботали творчески одаренные лично­сти, впоследствии ставшие едино­мышленниками. Вместе с замеча­тельными сотрудниками библиотеки: Верой Егоровой, Светланой Безруковой, Еленой Загурской, Елизаветой Лабудиной и Ларисой Бурлаковой, нам удалось воплотить заветную мечту многих ахтубинцев, сделав книгу доступней и понятней. Клуб по интересам «Ахтубинские книгочеи» на волне перестройки стал центром при­тяжения интеллигенции города, позво­ляя в непринужденной обстановке об­мениваться мнениями, дискутировать и восполнять пробелы в знании истории и литературы.

       В начале девяностых мне пришлось взять бразды правления крупнейшего в Астраханской области военного учреждения культуры. Это было сложное время для всей страны, не говоря о провинции. Охваченная по­литическим и экономическим кризисом, Российская Федерация трещала по швам. Размывались идеалы, предава­лись культурные ценности. Армия ока­залась никому не нужной обузой. Но именно те, бурлящие, увлекающие водоворотом событий годы, оказались наиболее плодотворными для Дома офицеров. Сам очень энергичный чело­век, Юрий Петрович Клишин,после того, как возглавил ГЛИЦ, поставил за­дачу: полноценно служить, трудиться, а не выживать. Это означало, что люди  должны получать все блага цивилиза­ции. Мне пришлось целиком уделить внимание организации культурно-массовой работы, оставив на попечение своего коллеги Резника О.Н. — спецкласс с первоначальной летной подготовкой, комплектованием и организацией которого я занимался по поручению командира. Позже он успешно дорос до известной теперь «летки».

Удивлять приходилось по-разному. Сначала ГДО использовал свой творче­ский потенциал, замахнувшись на неве­домый ранее конкурс красоты. Два года подряд ахтубинцы становились участниками красочного шоу, позавидовать которому могли бы большие города. Как раз тогда группы «Дюна» и «Нескучный сад», выступившие с концертом на площади Ленина, были на пике своей популярности. Не могу сказать, что звездные артисты приезжали часто, суммы гонораров затрудняли реализо­вать популярный некогда лозунг: «Куль­туру в массы, деньги в кассу», но иногда, все же, удавалось достучаться до небес.

                                                                                           

 

 В середине 90-х большая политиче­ская волна докатилась до Ахтубинска. Первый прилет Президента России явился полной неожиданностью и про­ходил под прицелом личной охраны главы государства, зато второй визит носил официальный предвыборный характер. Как уже повелось, в обоих случаях Дому офицеров, помимо роли генератора идей, отводилась хозяйст­венно-распорядительная функция. Не­ожиданно для себя узнаю, что отвечаю, вместе с тылом, за обед высокого гос­тя. Банкетный зал организовали прямо на аэродроме, в войсковой палатке. Учитывая пристрастия Бориса Николаевича, в меню предусмотрели все осо­бенности высокой кухни. Но Президент ограни­чился благодарностью, так и не отведав волжской ухи и отварной осетрины. Впрочем, никто не огорчился, за него это сделали другие официальные лица.

                                                                                

 

 У жены Президента был свой регламент, и она посетила ГДО. Встреча по протоколу проходила с женсоветом гарнизона в зале офицерского собрания. Знал о ней лишь определенный круг лиц, но неожиданно, когда Наина Ио­сифовна вышла из машины, ее окружила неизвестно откуда взявшаяся группа  людей. Видимо, народный телефон быстро разнес весть по городу. Всем хотелось услышать хоть какие-то слова из уст высокой особы и почувствовать свою близость к именитой персоне. Ничуть не смутившись,  Наина Иосифовна отвечала улыбкой и добрыми пожеланиями. Примеров, когда помазанники верховной власти идут в народ, Россия знает немало. Ничего удивительного, что рейтинг Ельцина на президентских выборах вырос с 6% до максимального вотума доверия.

Изменившееся русло привычной : жизни вызвало необратимые процессы . в структуре и организации всей курсо­вой сети Дома офицеров. В обществе сформировался новый уклад, жестче, рациональнее становился окружающий мир. Вместе с ним в прошлое уходили представления о востребованности той или иной профессии, пристрастиях и увлечениях. Насчитывавшие когда-то несколько десятков обучающихся, кур­сы кройки и шитья, вязания и машино­писи постепенно оказались невостребо­ванными. Все заполонили компьютеры и Интернет. Ничего не поделаешь, так уже было в России, когда на смену ус­тавшей лошадке пришел стальной конь.

Настоящей гордостью Дома офице­ров считались музыкальные курсы. Вы­сококвалифицированные преподавате­ли не только дарили детям радость об­щения с музыкой, посвящали в таинства мастерства и владения музыкальными инструментами, но и сами выступали с концертами, наполняя жизнь города глубоким духовным смыслом. Приятно осознавать, что отметившая свой юбилей детская школа искусств с гордостью произносит имена преподавателей, прежде кровно связанных с ГДО.

Многое сейчас изменилось, если считать, что другими стали все мы. Но самое главное, что живы традиции, так же интересны творческие замыслы, которые являются достоянием этого культурного учрежде­ния. Искренние слова благодарности адресую всем, с кем работал, кому обя­зан добрым отношением и поддержкой. Несмотря на годы, гарнизонный Дом офицеров по-прежнему в строю. После ремонта он похорошел, сгладились трещинки, исчезла «седи­на». Одним словом, наступила вторая молодость. Остается пожелать ему и всем нам радости общения, стремле­ния к обновлению, движению вперед, без которого невозможно чего-либо достигнуть.

 

                                                                                                    Александр Салмин

(При использовании материалов или цитировании обязательно указывать ссылку на автора и сайт)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *