По страницам забытых публикаций. «Испытатели. Их мужество и мастерство остаются в строю навсегда»

…Это была работа, о которой говорят — доводка. Завершались испытания системы автоматического управления одного из самолетов. Летчик-испытатель подполковник Сергей Полухин и штурман- испытатель подполковник Владимир Кетов 31 мая 1990 года получили разрешение на взлет. Крылатая машина оторвалась от взлетно-посадочной полосы и вдруг с высоты не более 100 метров с глубо­ким креном круто ушла к земле и унесла жизни двух наших товарищей…

Теперь много пишут и говорят об успехах самолетостроительных ОКБ: МИГ-29, Су-27, Ту-160 и Ан-124«Руслан». При этом в тени нередко остается огромный труд летчиков, штурманов, инженеров, техников нашего института, тех, кто дал этим замеча­тельным машинам путевку в небо.

В июле прошлого года мы с Виктором Наймушиным выполняли полет на Ту-134. Из Москвы забрали детей, отдыхающих в подмосковном пионерском лагере. Командир корабля рассказал ребятам о том, как прис­тегнуться ремнями, и попросил не шалить в самолете. А когда все уселись, попросил ме­ня: «Пригласи ребят по одному, пусть уви­дят кабину». И вот поочередно заходят дети наших сослуживцев. Коротко рассказы­ваю им о приборах, о системе управления. И вдруг вижу Таню Кетову, дочь моего по­гибшего товарища…

В авиацию идут одержимые мечтой о бескрайних просторах неба. С Володей Ке­товым я год учился в Центре подготовки испытателей. Потом мы стали соседями. Небольшого роста, подвижный, он обладал качеством, очень необходимым для исследова­тельской работы-умел быстро ориентиро­ваться в любой ситуации и принимать гра­мотные решения. Восстановить работоспособ­ность навигационного комплекса или оживить связь комплекса с ракетой было для него делом обычным. Смеялся, что надоело учиться всю жизнь: школа, училище, Центр подготовки, Московский авиационный инсти­тут. А сам учился постоянно. Часто видел его дома с какой-нибудь «заковыристой» книгой.

                                                                                                                           

 

Современные системы навигации и воору­жения требуют от штурмана глубоких зна­ний, прочных навыков. В испытательном по­лете на него приходится очень большая наг­рузка. И Володя одинаково скрупулезно и четко выполнял задания на Су-24 и Ту-160, Ил-76 и Ту-22 М. Не буду перечислять все освоенные им самолеты, замечу лишь, что дорога в НИИ для него началась в Челябинском  высшем военном авиационном училище штурманов. Началась с золотой медали, ко­торой он был удостоен по выпуску.

Владимир увлекался спортом, страстно лю­бил поэзию н музыку. Сам, как он говорил, «грешил стишками». Помню, как-то в командировке убедил экипаж, что любому че­ловеку просто необходимо послушать «Иоланту». И мы ходили, слушали, наслаждаясь красотой звуков вместе с нашим вдохновителем. Однажды на правах соседа я, не зво­ня, зашел к Кетовым и услышал, как Воло­дя с женой Ольгой в два голоса пели рус­скую песню. Честно скажу — позавидовал я им тогда…

Трагический для Сергея Полухина день тридцать первого мая девяностого года начался с разминки. Упражнения выбирал для себя сам, еще когда учился в Тамбовском высшем военном авиационном училище летчиков. В шутку, за глаза звали мы его «Левитан» — за го­лос. В эфире этот голос ни с каким другим не спутаешь. Сергей — испытатель по при­званию. Его однокашник рассказывал, что еще в училище, а потом на Дальнем Восто­ке, где они служили, мысль об этой рабо­те не покидала его ни на минуту. В авиачастях летал на Ту-16, потом на Ту-22. Экза­мены в Центр подготовки испытателей — теоретический и летный — сдал блестяще.

                                                                                                                      

 

В нашем архиве хранятся фильмы, фото­графии, которые сделаны на отдыхе с семья­ми. Очень часто в объективе появляется Сергей. То он — Робинзон, то — пират. На все его хватало: и на работу, и на отдых. Одним из первых освоил в нашем коллективе виндсерфинг. Сначала «гонял» по реке на моторке. Но все чаще в ветреную погоду ставил лодку на прикол и брался за парус. И чем сильнее ветер, тем больше вероятность увидеть его на доске. Сергей плани­ровал семьей дойти на катамаране под бе­лым парусом до Астрахани. Теперь этим маршрутом собирается пройти его десятилет­ний сын Сергей. Естественно, когда подрастет.

…Помню, снежной выдалась зима 1987 года. После снегопада — оттепель, потом мороз. И стала наша взлетно- посадочная по­лоса катком. План испытательных работ большой, а сроки поджимали. В это время к нам в НИИ пришел самолет с новым обо­рудованием. Командир доверил Сергею на­чать испытания. И пошел Сергей Полухин, как и положено в авиации, от простого к сложному. Сначала сделал пробежку. Потом взлет, «открутил» задание и отлично по­садил машину на очищенную ото льда по­лосу, ширина которой не превышала 40 мет­ров. Так летал летчик испытатель подполковник Сергей Полухин.

…Заходят один за другим дети в кабину Ту-134. Блеск глаз детворы выдает волне­ние и интерес. Ребята наверняка навсегда запомнят этот полет. Многие из них, не сомневаюсь, свяжут свою жизнь с авиацией.

Им хранить память о своих отцах и им про­должать дело отцов. Об этом очень точно сказал в своей песне летчик- испытатель под- полковник Игорь Малышев:

Останемся в детях, когда мы уйдем,

И в людях, с которыми дружим.

Останутся песни, что нынче поем.

И небо, которому служим.

 

Полковник В. ПАВЛОВ, летчик испытатель НИИ вмени В. П. Чкалова

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *