6 ноября исполняется год со дня назначения Сергея Шойгу министром обороны России

Различные российские издания дают оценку деятельности министра за это время. «Комсомольская правда» предоставила слово своему военному обозревателю Виктору Баранцу.

Что он сделал за год службы? Пожалуй, главное, что удалось сделать Сергею Шойгу за минувший год — и в этом мнении сходятся практически все эксперты, — это вернуть армии достойное положение в государстве и дать ей ясное понимание перспектив. То есть выполняется та установка, которую дал Шойгу в день назначения Путин: все лучшее в реформе армии — «отшлифовать», а перекосы — устранить.

Стиль работы, которым обладает министр, можно назвать здравым прагматизмом, опирающимся на мнение профессионалов. С первых дней министр старался глубже вникнуть во все детали жизни армии и флота. Это и позволило избежать «сырых» решений, отказаться от многих «вредных» директив прежнего руководства.

Военный обозреватель приводит пример, когда Шойгу поначалу приходилось в неделю (!!!) подписывать до 160 — 180 тысяч приказов. Чтобы не утонуть в этом «бумагообороте», он вернул командующим войсками округов и флотов право присваивать офицерам звания до подполковника, самим решать, кого выдвигать на новую должность, отправлять в командировку или отпуск.

Если говорить о новшествах, то их немало. Достаточно вспомнить идею Шойгу — создать Национальный центр управления обороной государства, с которого в случае военной угрозы будут получать указания все силовые ведомства страны. Было и множество решений: создать центры робототехники и беспилотных летательных аппаратов, научные, медицинские и спортивные роты, устроить службу студентов «в рассрочку».

Новый министр упорно тащит в армию культуру: создал соответствующее управление, остановил продажу домов офицеров и солдатских клубов, возродил армейский КВН, приказал установить в каждой казарме душевые, мечтает о том, чтобы в каждой части были интернет-кафе… Ну и конечно, любимая фишка министра — танковый биатлон, в котором уже согласились участвовать американцы, англичане, итальянцы. Баранец приводит слова Шойгу, сказанные по этому поводу. Когда у него спросили:

— А не боитесь, что иностранцы на своих машинах обставят нас?

— Не боюсь, — ответил он. — Если обставят, значит, будем думать почему. И какие танки нам нужны, чтобы быть первыми…

Армейская общественность с пониманием и одобрением отнеслась к отмене многих директив прежнего руководства. Своим первым распоряжением новый министр вернул суворовцев и нахимовцев на Парад Победы. Что очень важно для кадрового потенциала армии, возвратил в строй офицеров — матерых профессионалов, которых прежний министр уволил из-за строптивости (противились поспешным реформаторским решениям). Вернул армии и сословие прапорщиков, «уничтоженных как класс», приостановил «уничтожение» нескольких военных академий и училищ, радикально поменял систему базирования аэродромов, отказался от аутсорсинга на учениях — теперь пищу «в поле» солдатам будут готовить не тети Маши из гражданской фирмы, а военные повара.

Какую идею министра можно считать самой революционной? По мнению Виктора Баранца это нарабатывающаяся сейчас система выдавать уходящим на пенсию военным деньги вместо квартир. Точнее — единовременные денежные выплаты. Это новшество — настоящая революция. Ибо при нынешних правилах и темпах строительства квартирные очереди будут вечными. Ежегодно из армии увольняются до 15 тысяч человек, имеющих право на жилье. И добавляются к тем, кто давно ждет положенную крышу над головой. Потому очередь топчется на месте. Идея Шойгу «убивает» ее. Уже подготовлен проект закона на сей счет.

Возглавив Вооруженные силы, Сергей Шойгу стал согласно опросам самым популярным министром.

Источник: «КП»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *