Степан Микоян-человек и легенда

       12 июля, ровно за месяц до столетия ВВС России,  исполнилось 90 лет замечательному человеку, заслуженному лётчику-испытателю, Герою Советского Союза, генерал-лейтенанту авиации Степану  Анастасовичу Микояну. Чествование юбиляра проходило в Москве на Поклонной горе.

Командир

Эта дата всколыхнула мою память, ясно вспомнились события полувековой давности, когда начиналась моя служба в Ахтубинске, и он стал первым моим командиром. Степан Анастасович — знаковый интеллигент, образованный человек, рождённый летать, и судьба сделала его лётчиком с большой буквы. Вспоминаются восторги Семёшина В.М. (начальника отдела управляемости самолета) о чётком и безукоризненном выполнении его полётных заданий на оценку устойчивости и управляемости. «Так могут летать единицы лётчиков и среди них — Степан Микоян!» — восклицал Семёшин. Зная, что Степан Микоян — сын члена политбюро Анастаса Микояна, мы не могли подумать, что он будет честным, одержимым, как мы все, трудоголиком, а не лоботрясом… Как это часто бывает среди детей сильных мира сего.

После первых  же общений с командиром он стал для меня авторитетом. Я понимал его и старался подражать ему в своих поступках. И это мне очень помогло в моём становлении, как ведущего инженера-испытателя. И тем более в становлении, как руководителя испытательной бригады самолёта СУ-15.

Проделки судьбы

Я был доволен, когда основным лётчиком по испытаниям истребителя-перехватчика СУ-15 был назначен командир части Степан Микоян, вторым – Вадим Петров, тоже лётчик — ас.

Но судьба распорядилась по-другому. Командир получил перелом, лечился и в испытаниях не участвовал. Вадим Петров при посадке после первого вылета на самолёте попал в улавливатель и немного сместил переднюю стойку. Он очень переживал из-за того, что произошло. Его всячески успокаивали. Но он с самолётом распрощался. Больше в него не садился. Зато на испытаниях другого перехватчика МИГ-25П летал много. Проявлял высокое лётное мастерство и нередко образцы мужества. И ему заслуженно присвоили звание Героя Советского Союза. Мы были рады за него.

 А испытания перехватчика СУ-15 провёл молодой лётчик Сталь Лаврентьев, дополнительно включённый в бригаду. Он как сел в кабину перехватчика СУ-15, так и не вылазил из неё до окончания последнего испытательного полёта. Он всю свою душу отдавал испытаниям. И у него всё получалось.

«Бабки» выше эффективности

Не могу не вспомнить эпизод, когда Степан Анастасович, поддержав меня как руководителя бригады по испытаниям СУ-15, укрепил мой авторитет и поднял его у всех военных руководителей испытательных бригад. Суть в том, что в совместных испытаниях работают вместе и военные, и представители промышленности.

Представителем ОКБ был Марк Беленький, бывший лётчик, опытный специалист. С ним, как и с другими представителями, я взаимодействовал только на платформе качественно проведенных испытаний и достижения высокой эффективности боевого применения комплекса СУ-15-98.

Выполняя полёты по программе испытаний, мы определяем зачётность выполненных полётов. За них представители Московской Авиационной Промышленности получали сразу премиальные «бабки». Марк Беленький очень болезненно относился к незачётным полётам. При автономных полётах на летно-технические характеристики (ЛТХ) мы находили понимание с Марком Беленьким о незачётности полёта. Но когда начались полёты на оценку боевого применения, начались непонимания, скандалы. Например, полёт на обнаружение и захват цели. Лётчик ни разу не обнаружил и, конечно, не захватил цель. Для нас, военных, такой полёт незачётный, а он не согласен, т.к. у него на борту всё работало. Однажды на совещании актива Марк нелестно отозвался о военных и меня оскорбил нецензурным словом. От неожиданности меня бросило в жар, было желание броситься на него и начистить ему “нюхли”. Но тут пришла мысль: а как бы поступил командир? Сразу взяв себя в руки, я твердым и спокойным голосом сказал: «Марк, даю тебе возможность перед всеми извиниться и попросить у меня прощения за мат». Он, конечно, отказался. Я дал ему ещё три минуты подумать.

После чего закрыл совещание, сказав, что «бабки» для Беленького выше всякой эффективности перехватчика, поэтому мы с ним несовместимы. И я подал рапорт о лишении его пропуска в нашу часть.

Поддержка

на вес золота

Начальник отдела полковник Надтока В.А. меня поддержал, но сказал, что для командира это не просто  будет сделать. Он мягкий человек, и представители ОКБ для него не чужие люди. Через день навестил меня начальник Беленького – М.И. Шейгам с просьбой забрать рапорт. И другие давали подобный совет.

Я очень переживал, хотя верил в Степана Анастасовича. А вдруг он не поддержит? Что мне делать, незаслуженно униженному при людях? Не сразу, конечно, но поддержал меня Степан Анастасович. После его поддержки мой авторитет в бригаде возрос. И не только мой, но и всех военных испытателей. Микоян пользовался огромным авторитетом не только у военных, но и у промышленности. Так мы восстановили уважительное отношение к нам со стороны представителей промышленности. Если раньше они приезжали к нам в гости, а вели себя как хозяева, то теперь все было, как положено. В общем, эффект от этой поддержки получился большой.

Мемориал “Крыло Икара” и школа испытателей — негаснущий след

Степан Микоян — активный, прогрессивный человек, многое сделал для развития нашего города. «Не без его активного участия филиал Московского авиационного института оказался здесь в нужное время и в нужном месте»,- сказал первый директор (ректор) МАИ «Взлёт» подполковник Василий Романович Сопилко. В стенах нашего филиала МАИ обучались многие офицеры гарнизона и стали первоклассными лётчиками, инженерами и командирами.

Не без его активного участия была создана в гарнизоне школа лётчиков-испытателей. Многим лётчикам эта школа дала путёвку в жизнь. И сегодня она существует, хоть и в сильно сокращённом виде.

А после гибели в 1962 году в полёте лётчика-испытателя Виктора Михайловича Андреева у Степана Анастасовича созрела мысль о необходимости создания мемориала для увековечивания имени погибших лётчиков в испытательных полётах. Сегодня наш мемориальный комплекс «Крыло Икара» демонстрирует удачное воплощение в жизнь этой идеи и является одним из лучших в нашей стране.

                                                                                                                                   

Имена Степана Микояна и Ахтубинска навечно связаны вместе. И подтверждением этому является факт присвоения в 2011 году Степану Анастасовичу звания «Почётный гражданин города Ахтубинска».

Однако, он также заслуживает увековечивания его имени в названии элемента города (улицы, площади, парка) Ахтубинска при жизни. Я уверен, что жители Ахтубинска с удовольствием воплотят это предложение в жизнь! Хотелось, чтобы имя Степана Микояна носила новая улица в микрорайоне Лавочкина.

 Ветеран ГЛИЦ им.В.П.Чкалова, полковник в отставке Роберт Лазарев

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *