Сайт об Ахтубинске, ГЛИЦ им. Чкалова, его истории, замечательных людях, всех тех, кто прославляет ВВС.
 
Герой России Олег Цой. Рассказ «Жалко было… Дорого стоит…»

Герой России Олег Цой. Рассказ «Жалко было… Дорого стоит…»

  У опытного Су-35 на борту слева висит 800 кг бомба — высокоточное оружие XXI века. Делаю заходы на «Мост» — это цель в степи в 120 км от аэродрома. Все работает, все нормально. В пятом заходе на пикировании машина самопроизвольно вошла в левый крен, ручку управления увело влево на 2 секунды, затем вправо, и так периодически повторилось несколько раз. Кое-как прекратил пикирование, вывел машину в горизонтальный полет, и тут началось… Короче, понял, что что-то с управлением, загорелись «Отказы».

            — «Надо включить «жесткую связь» — мелькнула мысль в голове. Этим режимом пользуются временно для принятия решения покинуть машину. Доложил руководителю полетов (РП) об отказе двух гидросистем. Взял ручку на себя после включения режима «жесткой связи». Смекнул и волосы зашевелились на голове — самолет задрал нос и полез, а ручку не могу отдать! Потом ручка медленно пошла вперед, и самолет начал пикировать. Я понял, что мне не удастся подобрать режим, тогда я «зажал» ручку в «нейтрали» и стал ждать, что с машиной. Понял – ручку надо толкать двойным движением, как у В. И. Ленина, «два шага вперед, один назад». По ощущениям ручка весила килограмм пятьдесят! Медленно, с помощью обеих рук, развернул машину курсом на аэродром. Получил команду РП сбросить подвеску и катапультироваться. Я принял, но надо еще раз проверить, так как машина все еще слушается, хотя и с трудом. До точки далеко, проверяю режим захода на посадку на аэродром. Подумал: «Можно попробовать, но только осторожно и внимательно… Особенно на выравнивании… Если перетянешь ручку – не будет времени отдать, «свалишься» над землей… Надо рассчитать так, чтобы выбрать углы 10-12 градусов… И на оборотах к земле… А над полосой обороты убрать и сесть, как на палубу корабля, с «плюхом»… Решил, и пошел на аэродром.

                                                                                                                                                  

            На четвертом развороте вижу, все выстроились у полосы и смотрят на меня. Все выставил, как задумал – обороты, скорость, угол атаки. Пот течет по спине и животу как из ведра, аж, летные сапоги наполнились «водой». «Въезжаю» на полосу и убираю обороты. Машина мягко коснулась полосы, теперь тормозить… А тормозов нет! «Гидрашки» нет! Надо аварийно тормозить.

Скорость большая, тяну аварийный рычаг тормозов. Надо тянуть медленно, но машина мчится, а торможения не чувствую… Только бы не вылететь за край полосы на грунт с бомбой под крылом… И вдруг какой-то удар слева, как раз где бомба, и машину потащило в ту же сторону. Все, что имел – руки, ноги, умение, и на что хватило сил, все использовал. Остановил у края полосы, и вдруг еще один удар, и земля пошла на меня… Я даже ноги поджал.

Носовая стойка ударилась об столбик ночного освещения полосы, сломалась, и машина ушла носом в землю. А влево потянуло на пробежке, потому что левая основная стойка с заблокированным колесом попала на шов смолы, что между бетонных плит есть, и долго скользила. А когда смола закончилась, зажатое колесо о бетон мгновенно стерлось и лопнуло. Потому и потянуло резко влево. В голове: «Бомбу не сбросил, потому что она дорогая… Экспериментальная… Все обошлось…»

От главного конструктора бомбы получил в подарок золотые часы, а от хозяина аэродрома – большую дыню!

Это четвертый аварийный случай моей любимой профессии.

Опубликовано в газете «Ахтубинская правда»

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.