Как я провел это лето. Зарисовка из жаркого Сочи

Планировать отпуск надо зимой, а отдыхать летом — истина проста и банальна, как рекламируемые курортные товары, предлагаемые отдыхающим на черноморском побережье Кавказа. С одной лишь оговоркой, если в планы не вмешиваются обстоятельства, в преодолении которых уже заложен смысл всего последующего отдыха.

Получилось так, что запланированный тур в Адлер-курорт, намеченный на середину июня, пришлось сместить на начало следующего месяца. Ничего не поделаешь-коронавирус. Отменить поездку не удалось, деньги уплаченные за бронь, никто возвращать не собирался. Понять тур- операторов и отельеров тоже можно, кризис грозит погубить всю отрасль. С другой стороны, не в тундру же едем, а «солнце, море, дамы, пляж и удивительный пейзаж», как писал в годы мой курсантской молодости наш командир отделения Толя Евдокимов, по-прежнему являются той самой россыпью черноморских жемчужин, по крайней мере, для тех, кто ни разу не был на других заграничных курортах. Моя семья еще не ощутила прелестей Средиземноморья, восточного гостеприимства Анталии и лишь из разговоров знает о сдержанной роскоши Арабских Эмиратов, зато за много лет путешествий хорошо знакома с условиями проживания и лечения в бюджетных санаториях. Советская система оздоровления работала исправно и отвыкать от нее оказалось сложно.

К грядущим впечатлениям, на которые настраивается каждый отдыхающий, это имеет косвенное отношение, и теперь звездность предоставляемых услуг определяют полновесностью банковской карточки. Хочешь, лети заграницу, а не нужен тебе берег турецкий, милости просим: широка страна моя родная. Но вмешался коронавирус, и потянулись все, как перелетные птицы, на российские юга.

Чемоданное настроение было испорчено предстоящим сбором медицинских справок и если бы тесты на COVID не отменили в самый последний момент, пришлось бы о поездке забыть. Кто придумал сдавать тесты за два дня до прибытия в санаторий, когда на их изготовление уходило минимум шесть-десять дней, при этом требовалось заплатить еще от 2 до 3 тысяч, меньше всего заботился о здоровье людей, загоняя здравый смысл в формальные инструкции.

Действительно, сдав тест, вы все равно добираетесь до места назначения в поезде или на самолете, имеете в пути множество других контактов, а с учетом того, что инкубационный период болезни две недели, выявить его на данный момент невозможно. По этой же причине, бессмысленна и другая форма справок об отсутствии контактов с больными в течение двух недель. Пока вы доберетесь до курорта, у вас появится с десяток других, самых разнообразных контактов.

В качестве отступления, могу предположить, что там наверху, смирились с мыслью о выработке коллективного иммунитета, достигающегося естественным отбором. Выживает сильнейший. По менталитету, укладу жизни, функционированию органов управления и уровню экономики, мы отличаемся от Китая, использовавшегося в качестве карантинных мер режим полной самоизоляции. Окончательно покончить с болезнью у нас так не получается, она расползлась по регионам и провинциальным городам, ахтубинцы знают об этом. И тут, как в старом гангстерском фильме — одно из двух: кошелек или жизнь. Государство принялось спасать экономику.

За те годы, прошедшие с последней поездки на море, а было это в 1998  году, город Адлер, официально ставший районом Сочи, изменился до неузнаваемости. Помню, как мы добирались из военного санатория, распложенного недалеко от вокзала до рынка. На тихой улице дожидались автобуса на остановке и так же, миновав половину Адлера, доезжали до центра. Куда подевалась провинциальность, все смели мега проекты, инфраструктурно перестроив город. Сначала зимние Олимпийские игры, затем чемпионат мира по футболу и, что немаловажно, перенос сюда резиденции Президента России, позволили вложить в него колоссальные ресурсы.

Совсем незаметным и скромным кажется старый курортный вокзал, уступивший свое место пафосному стеклянному сооружению. На мой взгляд, когда пришлось искать свой перрон и поезд, бестолковому по логистике. Не знаю уж, как тут было комфортно иностранцам, но вот это громадье, эскалаторы и переходы могут сбить с толку любого. Зато приветливые сочинские таксисты были рады первым отдыхающим, предлагая подвести к нашему санаторию за 500 рублей. Мы решили воспользоваться общественным транспортом, доставившим нас за 5 минут к курортному комплексу всего за 30 рублей.

Нас ждали, точнее не только нас, а всех, кто решил в этот сложный эпидемиологический период провести свой отдых на море. Приветливые улыбки продавцов торговых палаток и пожелания хорошего отдыха звучали на всем протяжении нашего следования к комплексу «Дельфин». Один сезон год кормит, здесь на черноморском побережье, звучит, как индульгенция монаху, решившему оскоромиться в пост. Кто посмеет упрекнуть в обвесе «честного» жителя Абхазии с российским паспортом, невинно смотрящего вам в глаза. Ладно бы на сто грамм, а если на килограмм и более. Ах, недоумевали продавцы, когда вскрывался обман, и щедро докладывали в пакет горсть черешни и недостающий килограмм персиков.

Гостеприимство — это отличительная черта жителей курортных городов. Каждый из них, так или иначе зависит от благополучия туристической сферы и адресованная вам фраза «хорошего отдыха», не формальная привычка, а искреннее пожелание приехать сюда еще раз. В «Дельфине» нас встретили с распростертыми объятиями, предварительно, на входе проверив справки об отсутствии контактов с ковидными больными. И такой режим сохранялся постоянно, опять посетую на то, что в лифте нас порой набивалось по десять человек и повсюду, в столовой, на пляже, общественном транспорте люди держались друг другу близко, просто не имея возможности соблюдать социальную дистанцию.

С балкона открывался прекрасный вид на море, бликуюший вдали Сочи, живописный парк и все мелочи, недоразумения, забывались сами собой. Проверено, как только вас подхватывает первая волна, мир меняет окраску на радужные цвета. Шум, гам, крики детей и призывы покататься на банане, совершить прогулку на катере и взмыть в небо на парашюте сливаются со звуками прибоя.

Ничто так не успокаивает, избавляя от всяких дурных мыслей, как курортная суета. На каждом шагу ребята с характерным южным акцентом зазывают отведать шашлык, аппетитный запах которого, как эстафета передается от одного мангала к другому, манят заглянуть, и как в омут окунуться, многочисленные магазины, набитые сувенирами и восточными пряностями, экскурсоводы и аниматоры, хозяева ручных попугаев и мартышек, стремятся увлечь и предложить свои услуги. На время вы погружаетесь в другую среду, наполненную ощущениями бесконечного праздника. Иллюзорного, не настоящего, но такого желанного. Постепенно, и от этого устаешь.

«На берегах этого удивительного моря, мы с Василием обрели друг друга». — говорила Раиса Захаровна из любимой кинокомедии «Любовь и голуби». В нашем случае получилось так, что в Адлере мы встретили сына с семьей, отдыхавших по соседству и отрезок своего отдыха провели уже со старшим внуком. Это дополнительная обязанность, но и приятная радость чувствовать, что можешь разделить с ним незабываемые мгновения. В дельфинарий сходили всей семьей, а вот на Красную поляну и Роза Хутор оправились вдвоем с Даниилом.

И пока экскурсионный автобус  двигался по маршруту, добирая туристов возле отелей и санаториев, все прильнули к окну, рассматривая городские пейзажи. Дорожные развязки, спроектированные по европейским стандартам, смело регулировали потоки машин, но и они не избавляли от пробок в часы пик. Миновав центр города, похожий на большой бутик, совмещенный с кафешантаном, мы доехали до Имеретинской долины, где и были размещены олимпийские объекты. Бывшая олимпийская деревня для спортсменов, стала напоминать  аристократический квартал, с жилыми комплексами, внутри каждого из которых, как в зарубежных фильмах про роскошную жизнь был сооружен небольшой бассейн, еще больше притягивающий к себе внимание посаженными вокруг развесистыми пальмами. Проезжая мимо дорогих частных особняков, стоимостью в десятки миллионов рублей, экскурсовод пояснила, что это сердобольные переселенцы, те, кого государство попросило освободить территорию под спортивные объекты и выделило деньги для нового жилищного строительства.

Вся это роскошь не для нас, хотя удивиться и почувствовать своим на этом празднике жизни, можно вечером, гуляя вокруг чаши Олимпийского огня, где тысячи таких же, (разного достатка) как мы, могли любоваться цветомузыкальным шоу поющих фонтанов. Отдых на море само по себе занятие комфортное, так что надо просто получать удовольствие, не скупясь на радости жизни. Мы так и делали, заняв с Даниилом места в фуникулере и обозревая с высоты птичьего полета живописные окрестности. Сверху были хорошо видны шикарные пятизвездочные отели, казино, частные гостиницы и туристические комплексы, построенные для Олимпиады и уже после нее на высочайшем уровне обслуживавших любителей горнолыжного спорта. Еще одно маленькое приключение поджидало нас на Волчьей скале, где мы пересели с фуникулёра на открытый подъемник. Ощущение достойное экстрима, когда у тебя под ногами метров сто высоты. Этого оказалось достаточно, чтобы не испытывать себя на тарзанке.

Все хорошее рано или поздно сменяет ожидание лучшего. И те мгновенья, которые дарит жизнерадостная поездка к морю, лишь маленькая часть повседневных будней тысяч и тысяч людей, весь год копивших денег, чтобы приехать сюда со всех концов нашей страны, кто на неделю, кто и больше, чтобы провести здесь кусочек лета.

Александр Салмин.

(При использовании материалов или цитировании обязательно указывать ссылку на автора и сайт «Ахтубинский пилот»)

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *